?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

  

 

Этот портрет молодой, но зрелой женщины таит в себе необъяснимую загадку. Настолько необъяснимую и скрытую, что я даже собирался расписаться в собственной неудаче и поискать другую фотографию, более понятную и зримую. Но на помощь как всегда пришла поэзия, которая с помощью трудноуловимых ассоциаций помогает понять то, что понять казалось бы невозможно. Первоначально мне вспомнилось пушкинское обращение к молодой жене Натали – «Душа моя!». Действительно, налицо обаяние молодой красивой женщины, где внешний облик выражает внутреннюю суть – женскую душу: живую, загадочную, непредсказуемую  и даже требовательную, ибо фотограф участвует в этом диалоге со своей моделью. Это ведь не просто фотография женской души – это фотография контакта, общения, безмолвного диалога. Фотография удачна именно тем, что выхватила из жизни то, что невозможно выхватить: момент жизни:

«Любите живопись, поэты
Лишь ей единственной дано
Души изменчивой приметы
Переносить на полотно...»

Как выясняется, не только живописи, но и художественной фотографии дано сохранить «души изменчивой приметы». Но именно здесь нас подстерегает неожиданная загадка: запечатленная душа непроницаема и скрыта от прочтения и даже отталкивает любого, кто осмелится приподнять хотя бы краешек ее тайны. Чем больше вглядываешься в фотографию, тем больше она заволакивается туманом непроницаемости, а первоначальное впечатление обаяния сменяется впечатлением отторжения, отрицания, активной защиты от дальнейшего контакта, от проникновения во внутрь, прикосновения к интимному, скрытому от всех и даже от самой себя. «Тайна тайн затаена...». Эта неожиданно вспомнившаяся строчка поэта Валерия Брюсова, заставила вспомнить, что именно Брюсов написал два стихотворения, посвященных тайне женского портрета. Первое «Женский портрет» было им написано в 1913 году, а второе – «Портрет женщины», не включавшееся им в сборники, в 1924, уже на исходе жизни и творчества.

Казалось бы, какое отношение имеют старые стихи поэта, жившего и творившего в начале прошлого века, к конкретному сиюминутному и даже живому фотоизображению нашей современницы? Но как выяснилось именно стихи Брюсова послужили ключом к разгадке тайне женственности. Вот первое:

ЖЕНСКИЙ ПОРТРЕТ

Что я могу припомнить? Ясность глаз
И детский облик, ласково-понурый,
Когда сидит она, в вечерний час,
За ворохом шуршащей корректуры.

Есть что-то строгое в ее глазах,
Что никогда расспросов не позволит,
Но, может быть, суровость эта - страх,
Что кто-нибудь к признаньям приневолит.

Она смеяться может, как дитя,
Но тотчас поглядит лицом беглянки,
Застигнутой погоней; миг спустя
Она опять бесстрастно правит гранки.

И, что-то важное, святое скрыв
На самом дне души, как некий идол,
Она - как лань пуглива, чтоб порыв
Случайный тайны дорогой не выдал.

И вот сегодня - ясность этих глаз
Мне помнится; да маленькой фигуры
Мне виден образ; да в вечерний час,
Мне слышен ровный шелест корректуры... 

Как много общего: «ясность глаз», «строгое в ее глазах» и даже «детский облик», деталь нами упущенная при первом впечатлении. А вот эта строфа прямо о нашей незнакомке:

«И, что-то важное, святое скрыв
На самом дне души, как некий идол,
Она - как лань пуглива, чтоб порыв
Случайный тайны дорогой не выдал».

Удивительно! Прошли годы и годы, а поэты, художники и фотографы решают все одну и ту же загадку, все одну и ту же тайну – «тайна тайн затаена». Именно об этом, о ней, о тайне, следующее стихотворение поэта:

ПОРТРЕТ ЖЕНЩИНЫ

Он в старой раме, с блеклыми тонами,
В губах усмешка, взгляд лукав и строг,
И кажется, везде следит за нами,
Чуть в комнату вступаешь на порог.

Прическа старомодна, но в сверканьи
Зрачков — не тайна ль тайн затаена?
Чем пристальней глядишь на их мельканье,
Тем явственней, что говорит она:

«Нет, только нас поистине любили,
И дать любовь умеем только мы.
Пришла весна, и землю зазнобили
Холодные предвестники зимы.

Вы не любви, вы ищете победы,
Мужскую робость шумом слов прикрыв.
Каким презреньем встретили бы деды
Всю вашу страсть, весь жалкий ваш порыв!»

Вторая строфа брюсовского стихотворения:

«Прическа старомодна, но в сверканьи
Зрачков — не тайна ль тайн затаена?
Чем пристальней глядишь на их мельканье,
Тем явственней, что говорит она...»

Прямо о нашей незнакомке на фотографии, где фотограф мастерски уловив доминанту фотопортрета, сфокусировал резкость на глазах молодой женщины, выявив даже симпатичные веснушки на лице, но уже подбородок и открытая шея, начинают постепенно терять свои очертания, растворяя, как на брюсовском портрете, телесное и второстепенное в бренности мира! Вечны глаза и взгляд молодой женщины!

«Вы не любви, вы ищете победы,
Мужскую робость шумом слов прикрыв.
Каким презреньем встретили бы деды
Всю вашу страсть, весь жалкий ваш порыв!»

Женщины любят фотографироваться, но фотограф для них, прежде всего мужчина и любой женщине всегда важное личное отношение к ней: любит – не любит. Именно в этом разгадка тайны молодой женщины на фотографии, ее холодка и настороженности. Тайна тайн – любовь! А фотограф видимо настолько увлекся фотографией, ее исполнением, выразительной «натурой», что забыл о главном: о любви! Чем удачнее фотография, чем блестяще поймано мгновение вечности, чем красивее «натура», чем больше фотография вызывает восхищение мастеров и знатоков фотоискусства, тем беспощаднее и холоднее женщина. В этом ее природа и в этом ее мудрость! Все преходяще: фотография, картина, стихотворение, но вечна любовь! В этом самая главная тайна портрета молодой женщины и противоречие нашего профессионального времени: мы забыли о любви! Забыли о вечности!..
Тайна тайн затаена...

Адрес фото http://www.photosight.ru/photos/3898925/

 

LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

Latest Month

April 2012
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars