Константин Геннадьевич Черепанов (kcherepanov) wrote,
Константин Геннадьевич Черепанов
kcherepanov

Categories:

ВИТАЛИЙ ТРЕТЬЯКОВ КАК ЗЕРКАЛО РОССИЙСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ, ч.1

СУТЬ ВОПРОСА

Как отличить русскую интеллигенцию от российской? Очень просто: российская интеллигенция запуталась между славянофилами и западниками, которые есть две формы европейского самосознания: греческой метафизики – славянофилы, и немецкой диалектики – западники. Проблема этой интеллигенции – самосознание себя в отличии от Европы, освобождение от интеллектуальной рабства перед западными формами мышления – освобождение своего сознания от европейского идеализма. Русская интеллигенция, интеллигенция способная мыслить и действовать в интересах России, начинается с фиксации и понимания противоречия Восток – Запад. Строго говоря, только с философского противоречия между традиционной сельской цивилизацией Востока и новационной городской цивилизации Запада, становится видна Россия как третий родовой этап в истории человечества и третий духовный материк. Российская интеллигенция до сих пор распутывает логическое противоречие между двумя формами европейского сознания – метафизикой (конкретным мышлением) и диалектикой (абстрактным мышлением): она не только неспособна действовать в интересах России, но духовно принадлежит Европе и Западу (Европа плюс США). Русская интеллигенция определяется тремя факторами: 1) Независимостью от Европы и ее форм самосознания – через постановку и разрешение логического противоречия; 2) Осознанием философского противоречия между Востоком и Западом как двумя родовыми формами: внутренней и внешней – через разрешение философского противоречия; 3) Способностью мыслить и действовать в интересах России и русского народа, а значит и родового человечества.

Соответственно определим и российскую интеллигенцию: 1) Зависимость от Европы и двух форм ее самосознания – метафизики и диалектики и неспособность осознать, поставить и разрешить логическое противоречие (внутри России это называется знаменитым противоречием между славянофилами и западниками); 2) Неприятие Востока  и осмысление его через западное мышление, что приводит к непониманию философского противоречия Восток – Запад; 3) Неспособность мыслить и действовать в интересах России и защиты русского народа, чему препятствует сам тип мышления и миропонимания – не русский, а российский федеративный или западный. То есть, не говоря уже о либералах, которые по определению Достоевского, являются явными врагами народа, славянофилы утверждают Россию – западными формами сознания. То есть эта интеллигенция вместо того, чтобы служить народу, стремится говорить от его имени и вести его за собой – на Запад.

Это обстоятельство исчерпывающе проявилось в лидере «интеллектуального патриотизма России» - главном редакторе журнала «Политический класс» Виталии Третьякове.

 

 

ФАКТ: Почему речь зашла о Виталии Третьякове?

Вначале апреля 2009 в итальянском журнале «Лимес» была опубликована статья Виталия Третьякова «Два Евросоюза - одна (и единая) Европа». Читателям российским она стала доступна в конце мая, после публикации в журнале «Политический класс» http://politklass.ru/cgi-bin/issue.pl?id=1090. Данная статья изложена Третьяковым в тезисной форме и уже первый тезис, что называется недвусмыслен, или, если угодно, однозначен:

«1. Россия является европейской страной в самом точном и безукоризненном смысле этого слова. И никаких оговорок и уточнений при этом делать не нужно».

Этим сказано все и предельно конкретно и исчерпывающе: Третьяков самоопределился и выразился для окружающих однозначно: он – представитель российской интеллигенции и российского политического класса. Сразу стало ясно, почему Третьяков игнорирует русскую идею как метод философии и логики и почему ей не было предоставлено слово при появлении на свет журнала «Политический класс» (в 2005 г.) (см. приложение к этой статье №2), да и в последующие годы Третьяков уходил от принципиальной постановки вопроса.

Остается теперь сфокусироваться на самой фигуре Виталия Третьякова. Личности уважаемой,  известной и весьма влиятельной в кругах современной российской интеллигенции и современного политического класса России. Этой известности и влиятельности он достиг благодаря личным заслугам: в то время, когда в первые годы постсоветской перестройки молодая российская пресса искала формы завлечения читателя и с увлечением разрабатывала способы работы с якобы деиделогизированной информацией, Третьяков не колебался. Созданная им в содружестве небезызвестным Березовским «Независимая газета» отличалась не сколько независимостью – (как быть с зависимостью от самого издателя – жесткого и прагматически нацеленного политика?), сколько стратегичностью подхода к быстроменяющейся и сиюминутной действительности девяностых годов. «НГ» не боялась публиковать длинные и аргументированные статьи и приподниматься над политической возней, бандитским беспределом и сумасшедшей экономикой без правил. Для Третьякова это было золотое время, которое никогда уже не повторится: он вознесся над суетой, он испытывал редакторский восторг от свободы перед прежней идеологической зависимостью, он стал духовным лидером России, наряду с флегматичным и дотошным Евгением Киселевым, ведущим информационно-аналитической программы «Итоги» телеканала НТВ, которое имело в своей аббревиатуре то же самое словечко, что и газета: «Независимое». Однако в отличие от Киселева, которого время убрало с политической арены, Третьяков остался на плаву: был главным редактором «Московских новостей», до сих пор ведет на телевидении информационно-аналитическую программу «Что делать? (философские беседы)», и проявил очередную личную политическую инициативу, основав по-своему уникальный – глянцевый журнал «Политический класс».

Очевидно, что с течением времени Третьяков занял уникальную нишу в политическом спектре страны – нишу информированного и уважаемого главного редактора, сочетая в себе две крайности: способность обостренного политического чутья на новое и взвешенную консервативную позицию политика-редактора. Необходимо добавить, что в последние годы Третьяков сильно прибавил в политическом патриотизме, став почти, что одним из лидеров интеллектуального патриотического движения. Не эмоционально патриотического, а именно интеллектуального. Тем поразительнее эффект от тезисов в статье для итальянского издания, и особенно первого из них: «Россия является европейской страной в самом точном и безукоризненном смысле этого слова. И никаких оговорок и уточнений при этом делать не нужно».

Это слова патриота? Шок! Это слова лидера российской интеллигенции. И это российская интеллигенция считает своей духовной родиной Европу и Запад. Российская, а не русская. Путин, и Медведев – ее национальные лидеры.

 

ИСТОРИЯ ВОПРОСА: Ну что ты будешь делать?! 

В свое время, анализируя знаменитую программу Грефа, с помощью которой реформаторы собирались «модернизировать Россию», я обнаружил одну-единственную строчку, которая мне все и исчерпывающе сказала об этой программе. Цитирую почти половину этой заметки «Передержка Германа Грефа» (см. http://www.kcherepanov.narod.ru/kr/kr_004.htm), которая как выясняется, ничуть устарела сегодня:

«Далеко не очевидная передержка во введении к “Стратегии РФ до 2010 года”, ответственность (и по сути дела авторство) за которую лежит  на руководителе Центра стратегических исследований Германе Грефе, обнаружена автором этих слов. Это фактически одна строчка из абзаца, но строчка, которая стоит целой программы, ибо полностью и исчерпывающе проясняет ПОЗИЦИЮ как Грефа, так и всей программы. Вот этот абзац:

“Опыт развития европейской цивилизации, к которой принадлежит Россия, убедительно показал, что преобладание распределительных функций государства и пренебрежение к личной инициативе ведут к экономическому застою, политической апатии и гражданскому безразличию”.

И вот эта строчка:

“Опыт развития европейской цивилизации, к которой принадлежит Россия”

Это мысль, которая в самой программе никак не доказана и не раскрыта, но посредством которой (по-европейски, по-западному, экономически) осмыслены все проблемы России и посредством которой даны рецепты по выведению России из кризиса и даны прогнозы и сценарии предстоящего развертывания событий, и, в частности, предсказан экономический рост России. Подытоживаю: авторы программы никак не доказали:

а) что Россия принадлежит Европе;
б) что проблемы России поддаются полному и исчерпывающему описанию посредством экономической (абстрактной) мысли;
в) правомерность применения к российским реалиям данного научного метода (количественного или абстрактного анализа, т.е. неконкретного), из чего следует вероятность предсказанных прогнозов и сценариев.

Вы можете поверить, что российский опыт (исторический и хозяйственный, и даже экономический - советский) полностью укладывается в методику западной экономической мысли? Другое дело, что авторы хотят подогнать русскую действительность под западные шаблоны и мерки, но тогда говорить о научности (или, по крайней мере о научной корректности) данного метода не приходится. Речь идет о НАСИЛИИ над Россией в свете новейших достижений западной теории. Это приведет к тому, что Россия действительно станет “республикой западного типа”, угробив по этой экономической дороге несколько десятков миллионов своих граждан, которые выросли при ИНОЙ действительности и воспитаны при ИНОМ менталитете. Причем речь идет о бережном отношении не только к русскому, но и к советскому менталитету. Между тем советский экономический опыт в данной программе не только не использован, но и даже полностью проигнорирован».

Такова как говорится цена тезиса Виталия Третьякова: «Россия является европейской страной в самом точном и безукоризненном смысле этого слова. И никаких оговорок и уточнений при этом делать не нужно». Метод вырисовывается исчерпывающий и предельно ясный: ни о каком изучении русской действительности (конкретике) речи не идет, задача стоит одна и единственная: подогнать русскую действительность под европейские идеалы (абстракции).

 

ВИТАЛИЙ ТРЕТЬЯКОВ КАК ЗЕРКАЛО РОССИЙСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Шок во многом вызван еще одним, неочевидным кстати, обстоятельством. А именно тем, что это не ЛИЧНАЯ позиция Виталия Третьякова, а позиция политического класса современной России и современной интеллигенции. Этого обстоятельства я уже касался в записи своего ЖЖ «Не путайте национальную идею с русской идеей», где в комментариях ко второй части, прокомментировал позиции двух духовных лидеров российской интеллигенции – москвича Вадима Кожинова и петербуржца Дмитрия Лихачева.

Напомню, о чем там шла речь. Вот позиция Кожинова:

«Сейчас нужно думать не о том, как и какую сформулировать идею, а о том, какими в России должны быть экономика и политическое устройство. С моей точки зрения, абсолютно невозможно перенести к нам основные принципы западной или японской экономики, то же касается и политического устройства».

Кожинов не осознает, что замыкает вопрос именно в западной плоскости: выбор между политикой (закон) и экономикой (право) – это именно западный выбор. Понятия, которыми он оперирует «политика» и «экономика» - это западные понятия и они замыкают сознание Кожинова в своем жестком кругу. Причем политика решает вопросы обособления части внутри множества, а экономика – дифференциации части по отношению с другими частями, то есть установления связей. На самом деле, выбор значительно выше установленного кругозора: сила (Восток, власть, ЦЕЛОЕ) или интеллект (Запад, закон, МНОЖЕСТВО).

Верно критикуя понятие «национальной идеи» (западной), Кожинов однако не осознает, что возможен иной уровень обобщения – переход с логического на философский. Таким образом, очевиден разрыв между подсознанием – верным ощущением темы, и сознанием – формами, в которых осмысливается действительность и предлагается решение. Подсознание у Кожинова – русское и народное, но сознание московское и российское – формально и замыкает мыслителя на западных формах. То есть противоречие между подсознанием и сознанием и есть противоречие между народом и обществом (интеллигенцией), Востоком и Западом.

Та же проблема у Дмитрия Лихачева, который, являясь специалистом по древнерусской культуре, сформулировал уникальность и своеобразие русской культуры и ее отличие от западной, но также не смог приподняться над своим классом – российским сознанием московской и питерской интеллигенции:

«Никакой особой миссии у России нет и не было!».

Как же так, с одной стороны, уникальность культуры, а с другой – отрицание миссии этой культуры! Культура русская и даже древнерусская, а идея – западная! Это снова все тот же разрыв: между подсознанием и сознанием: верное ощущение конкретного и отрицание абстракцией. Конфликт между русским содержанием (народом) и западной формой (обществом)! Даже лучшие из лучших советской интеллигенции, те кто много и активно занимались русской действительностью, поэзией, культурой, историей и песней как Кожинов, и древнерусской письменной культурой как Лихачев, то есть русским народным содержанием, не смогли сформулировать русскую идею как метод мышления (форму). Более того, отчетливо видно как форма мышления ограничивала их интеллектуальные выводы, снова и снова напоминая о вещих словах Федора Тютчева: «Умом Россию не понять!». Разрыв между конкретным и абстрактным российская интеллигенция (прежняя – советская и нынешняя – российская) преодолеть так и не смогла.

Русской культуре нужна русская идея как чисто русский способ обобщения (философия)! Русскому народу нужна русская интеллигенция. У нас же сегодня налицо разрыв между содержанием и формой, между народом и интеллигенцией: народ русский, а интеллигенция – российская или прозападная, то есть не русская. Таким образом, получается РФ – российская федерация, и неспособность современных руководителей России решить русский вопрос и опереться на народную инициативу. Правительство у нас не знает, не понимает и боится собственного народа: и реформы у нас такие же: как в заморских землях и иноземных государствах, то есть западные – способствующие процветанию общества и деградации народа.

 

ПАРА-ТРОЙКА ПРИМЕРОВ: Неча на зеркало пенять...

Остается теперь проиллюстрировать дальнейшие тезисы Виталия Третьякова, из статьи в итальянском журнале «Лимес». Цитирую естественно не все 35 тезисов, а те, в которых ярко проявляется идеология российской интеллигенции.

Потрясающе выразителен, в свете затронутой нами темы второй тезис, в котором удивляет констатация:

«2. Конечно, когда постмодернизм окончательно (или почти окончательно) покрыл своими путами наше сознание и наши политические представления, то есть когда написанные тексты стали важнее реальности, а растиражированные в них догматы и спекуляции превзошли своим объемом реальные факты и, судя по всему, саму истину...»

И сделанный вывод:

«... упорствовать в заблуждении об изначальной и фатальной разделенности Европы и России и даже их антагонистическом противостоянии привычно и удобно. ...».

У г-на Третьякова нет ни тени сомнения, в том, что он прав и сделанные им выводы единственно верные. Естественно, что модернизм, по мнению Виталия Товиевича, «покрыл своими путами» отнюдь не его сознание, а сознание тех, кто отрицает однородность Европы и России. И опять-таки позиция это не личная, а российской интеллигенции: они-то в постмодернизме собаку съели.

Нижеследуюший, приводимый мной тезис, показателен для логики Третьякова: выделяя огромное количество положений, отличающих Россию от Европы, Третьяков каждый раз с упорством прилагает к России прилагательное «европейский»: народ, страна, государство.

«10. Сумма утверждений, изложенных мною в предыдущих девяти тезисах, неизбежно приводит к следующему выводу. Россия является: 1) самым сложным, 2) ни на одно другое не похожим, 3) самым независимым (даже сейчас, при своей нынешней ослабленности) государством Европы. При этом нелишне напомнить (а некоторые на Западе просто этого не знают - или не осознают), что Россия - это самое большое по территории государство Европы, а русский народ - самый многочисленный европейский народ».

Используемое определение показывает, что это уже не научное определение, а самое на то ни есть чистой воды идеологическое.

Суть позиции – основу для обобщения Европы и России Третьяков раскрывает в пятнадцатом тезисе:

«15. Европейская (христианская) цивилизация все последние века своей истории была разделена внутри себя на два главных субъекта европейской политики - Западную Европу (группа ведущих западноевропейских стран) и Россию, между которыми находились страны и территории, время от времени переходившие под контроль то одной, то другой стороны».

Европу и Россию объединяет единство религии – христианской. Так она где собака зарыта! Вернее, косточки от собаки, которую съела российская интеллигенция, так «умело разобравшаяся в постмодернизме»! Сразу вспоминается статья одного из авторов «Политического класса» философа Аркадия Малера под названием «Рождение православного проекта»  (№5, 2008), где высказана концепция, что православная Россия, находящаяся между тоталитарным Востоком и секуляризованным Западом, играет для европейской цивилизации, роль Катехона (удерживающего). Вот цитаты из вышеупомянутой статьи Малера:

«...политическое православие, отрицая все формы азиатского и реакционного тоталитаризма, также отрицает и западный либерализм как идеологию обезличенного и номинального индивидуализма, лишенного каких-либо метафизических оснований. Следовательно, Православный Проект предлагает путь возвращения к подлинным европейским ценностям, к подлинной Европе, а не той ее либерально-секулярной версии, которую представляет Евросоюз. В православной перспективе Россия представляется не Азией и не абстрактной Евразией, а именно Европой, но - Восточной Европой, ортодоксальной Европой, и именно в этом состоит цивилизационная миссия России».

И ниже:

«Основу этой идеологии составляет специфически православное и принятое в Византии учение об имперской государственности как о катехоне - «удерживающем» из Второго послания апостола Павла к Фессалоникийцам. Главная задача катехона - удерживать силы вселенского беззакония («аномии»), сохраняя общество в нормальном, нормативном состоянии. В концепции катехона Церковь сознательно оправдывает существование государственной власти и естественного права как исторической необходимости в пребывающем во грехе мире. Необходимости, «удерживающей» этот мир от еще большего падения».

И все сразу стало ясно, тем более что сам Малер в живом журнале Третьякова, там, где Третьяков сообщил о своей статье в «Лимесе», тут же привел ссылки на свои работы:

«arkadiy_maler http://arkadiy-maler.livejournal.com/ 2009-05-22 11:57

 Согласен на 99% - это именно та идея России как "катехонического" оплота христианской/европейской цивилизации, которую развивают современные неовизантисты.
Идея "Восточноевропейского (Российского) союза" - это адекватная альтернатива Евросоюзу, причем, консервативная альтернатива. Медведев интуитивно движется в этом направлении, но очень бы хотелось, чтобы его команда осознавала цивилизационные смыслы этой политики.
Републикуем на Катехоне.ру (естественно, с ссылкой на источник).
Вот мои статьи на эту же тему:
- "Европейская миссия России"
http://www.katehon.ru/html/top/idea/evrop_missiya_rossii.htm

- "Византизм против евразийства"
http://www.katehon.ru/html/top/idea/vizant_vs_evraz.htm»

Оказывается современная православная интеллигенция, разработала свою русскую идею, осовременив содержание идеи монаха Филофея «Москва – Третий Рим», и при этом использовав формулировку, объявленную мной 4 марта 2000 года: «Россия является, наряду с Востоком и Западом, третьим и самостоятельным духовным материком, на территории которого действует духовный закон Троицы». Цитирую выдержку из статьи Малера «Россия и смысл» http://www.katehon.ru/html/top/idea/rossia_i_smisl.htm:

"Путь Третьего Рима — это третий путь между «тоталитарным» Востоком и «либеральным» Западом (разумеется, эти определения более чем условны, особенно в контексте реалий XX и XXI веков). Это и есть единственно возможная Русская Идея, лишенная всякого утопизма, идея абсолютно трезвая, ясная, реальная, не стремящаяся соединить несоединимое, а лишь восстанавливающая изначальную цельность христианского бытия. Россия, чтобы сохранить себя и «удержать» остальной мир, должна сделать этот шаг в будущее".

Оказывается, что Виталий Третьяков, публикуя свои тезисы в итальянском журнале «Лимес» и особенно первый: «Россия является европейской страной в самом точном и безукоризненном смысле этого слова. И никаких оговорок и уточнений при этом делать не нужно» опирался ни больше, ни меньше как на русскую идею, разработанную православной интеллигенцией!

Но при внешнем сходстве моей разработки и разработки философов, объединившихся вокруг византийского клуба «Катехон» (руководитель А. Малер), которую и озвучил Третьяков, все бросается в глаза то обстоятельство, что выводы мы делаем из внешне одной и той же идеи, абсолютно разные. Бросились в глаза и ряд других несоответствий. То есть та незримая граница сознания, между народом и интеллигенцией, между народным подсознанием и российским сознанием в концепции «Катехона» не преодолена. Эта разработка российской интеллигенции и потому полностью политическая и сиюминутная, то есть не философская, не народная и не русская. Это, что называется подделка настоящей русской идеи.
(Окончание 1 части)

Tags: Бердяев, Виталий Третьяков, Восток, Запад, Россия, Русская идея, Соловьев, журнал "Димес", интеллигенция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments