?

Log in

Константин Черепанов умер 10 апреля 2012 года, после продолжительной болезни.

--------------------

kch_100412@rambler.ru
LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

Участники студии "Луч" поздравляют своего учителя Игоря Волгина с юбилеем


"Лучащийся" взгляд Игоря Волгина.
Фото Екатерины Усовой

В марте поэт, литературовед, специалист по творчеству Достоевского Игорь ВОЛГИН отметил 70-летие. Много лет он при МГУ ведет литературную студию «Луч», из которой вышла целая плеяда поэтов. Сейчас ученики поздравляют учителя стихами. А поэтесса Мария ВАТУТИНА сделала небольшое интервью.

– Игорь Леонидович, считаете ли вы, что российская литература ныне в критическом положении?

– Вообще-то я что-то не могу вспомнить времен, особо благоприятствующих расцвету нашей изящной словесности. Но, как сказал Борис Слуцкий о русской поэзии, «она, как Польша, не сгинела, хоть выдержала три раздела». Литература никуда не делась – изменились ее место и роль в общей жизни. Она становится маргинальной, маловостребованной, узкокорпоративной, «премиальной». Такой же становится и литературная критика: «междусобойной», стимулируемой, все реже пытающейся отыскать истину. Недаром, когда на одном из наших ученых заседаний погас свет, я позволил себе заметить, что вот повод сказать наконец правду друг о друге…

– Мы перестали быть литературоцентристской страной?

– Нам больно констатировать не только это, но и закат (хотелось бы верить, временный) «российскоцентризма», этого в некотором смысле «третьеримского» чувства. Российскому читателю (в данном случае не важно, прав он или не прав) трудно отрешиться от мысли, что все, о чем писали наши классические авторы, входит в состав некоего главного мирового действа и что самые важные для мира события совершаются здесь и сейчас. Недаром Константин Аксаков сравнивал «Мертвые души» с гомеровским эпосом (хотя и не рискнул, как это сделал впоследствии Достоевский с Алеко, присвоить Чичикову почетное звание русского скитальца). Знаменитая сцена Онегина с Татьяной («но я другому отдана и буду век ему верна») или первый бал Наташи Ростовой воспринимаются нами не только в качестве художественного сообщения, но как реальное событие национальной истории. Мне уже неоднократно приходилось говорить (разумеется, в шутку), что, отдайся Татьяна Онегину, – мы, возможно, давно бы уже примкнули к мировой цивилизации.

– В книге «Последний дневник Толстого» напечатано ваше большое исследование «Уйти ото всех. Лев Толстой как русский скиталец». Вы «изменяете» Достоевскому, творчеством которого занимались многие годы?

– Ну почему же? Во-первых, в этой работе есть глава, посвященная отношению Толстого к Достоевскому. Последнее «предсмертное» чтение Толстого – это «Братья Карамазовы», второй том которых, уходя из Ясной Поляны, он оставляет на столе и просит прислать ему вдогон. А во-вторых, оба они, Достоевский и Толстой, – два великих характера, два полюса русской жизни, без которых невозможно понять ее самою. Толстой удивляет, Достоевский трогает, сказал Василий Розанов. Как наваждение возникают они на крутых поворотах нашей истории. И боюсь, этих поворотов еще немало впереди.

– Игорь Леонидович, я недавно заходила на ваш сайт volgin.ru, перечитывала вашу поэтическую страницу. Превосходные, чистые, замечательные стихи. Почему вы не позиционируете себя как поэт в настоящее время, не выступаете, пишете мало?

– Этому надо отдаваться целиком. Поэзия – это не девушка по вызову. И она не терпит измен. Нужно определенное состояние, большой душевный труд, чтобы в это состояние войти. «Землю попашет, попишет стихи» – красивая утопия. Когда пашешь не на поэтической, а на какой-то другой ниве, музы предпочитают отдыхать. И, возможно, правильно делают. Впрочем, в последнее время я «вдруг» стал снова сочинять стихи.

– Вам очень досаждают графоманы?

– Я думаю, что графомания абсолютно не меняется на протяжении последних ста лет. В отличие от таланта она тиражируема, набор «физических изъянов» стиха (как следствие авторской глухоты) – один и тот же. Графомания «неподвижна, как солнце любви» (шутка). Несмотря на внешние приметы новизны. Настоящего поэта можно узнать по четверостишию. И хотя «талант и ум из разных групп» – когда они совпадают, является Пушкин. А это – ведь вы не будете спорить – случается довольно редко.

Комментарий: Мы не имели бы ничего против литератора Игоря Волгина, будь он просто литератором. Но дело в том, что вольно или невольно в России Волгин оккупировал Достоевского, став президентом фонда его имени. В свое время я исчерпывающе высказался об Игоре Волгине именно в связи с именем Достоевского, цитирую самого себя:

- В Риге побывал глава фонда Достоевского писатель Игорь Волгин. Волгин – глубокий и серьезный, вдумчивый автор, имеющий собственные глубокие теоретические разработки и житейский опыт. Но высказывания Волгина о национальной идее и современной общественно-политической ситуации отличаются не только глубоким пессимизмом, но и дремучим (некомпетентным) представлением о проблематике русской идеи. Видно, что Волгин глубоко освоил литературное наследие Достоевского, но при этом оказался на редкость несовременен в общественно-политической тематике. Это тем более удивительно, что Волгин в свое время проявил немалый интерес к «Дневнику писателя».

Нет, с такими «наследниками Достоевского» мы далеко не уйдем. Заявление, что «не стоит спорить о национальной идее, она есть — это русская словесность», показывает ограниченность писателя в вопросах общественной проблематики, а читателей, которые доверяют авторитету писателя, просто вводит в заблуждение. Так и осталось, по-видимому нераскрытым настоящее содержание творчества Достоевского: не романы, не литература, а высочайшая страстность, публицистичность, стремление словом изменить мир – именно отсюда появление самого термина «русская идея». Боюсь, что это обстоятельство осталось тайной не только для читателей материалов Волгина о Достоевском, но и для самого Волгина. Особенно показательно, что Достоевский употребляет термин «русская идея», а Волгин – «национальная». Как говорится, почувствуйте разницу: «Да, были люди в наше время, богатыри, не вы». (См. «Критика №4: ИГОРЬ ВОЛГИН: «НЕ НАДО СТОИТ СПОРИТЬ О НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕ»,  http://kcherepanov.livejournal.com/6537.html).

Можно конечно поставить вопрос, что я необъективен к Игорю Волгину. Не все же – гении. Достоевский – гений, а Волгин, мол,  московский литератор. Но вот справка из интернетовской энциклопедии «Википедия»:

- Игорь Леонидович Волгин (р. 1942) — советский и российский писатель и историк, достоевист, поэт. Доктор филологических наук, кандидат исторических наук, член РАЕН, профессор факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова и Литературного института имени А. М. Горького. Вице-президент Международного Общества Ф. М. Достоевского с июня 2010 г.

И. Л. Волгин родился 6 марта 1942 года в Перми, где его родители находились в эвакуации. Отец, Леонид Самуилович Волгин (1909—2002) — журналист. Мать, Рахиль Львовна Волгина (1912—2002) — корректор. В 1959 году окончил московскую школу № 626, с 1959 по 1964 год — студент исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова (диплом с отличием).

Ещё во время учёбы в университете стал известен как поэт. В 1962 году его напутствовал в «Литературной газете» Павел Антокольский. Стихи публиковались в журналах «Октябрь», «Новый мир», «Юность», «Москва», в «Комсомольской правде», «Известиях» и мн. др. Первый сборник его стихотворений «Волнение» вышел в 1965 году. Один из организаторов чтений «на Маяковке». В 1968 году создал (и до сих пор бессменно возглавляет) литературную студию МГУ «Луч», из которой вышли такие писатели, как Сергей Гандлевский, Александр Сопровский, Алексей Цветков, Бахыт Кенжеев, Евгений Бунимович, Геннадий Красников, Елена Исаева, Дмитрий Быков, Инна Кабыш, Вера Павлова, Вадим Степанцов и многие другие.

Сфера научных интересов И. Л. Волгина — изучение жизни и творчества Ф. М. Достоевского, история русской литературы, история отечественной журналистики XIX в., отечественная история. И. Волгин — автор более 250 научных работ. Кандидатскую диссертацию на тему «„Дневник писателя“ Ф. М. Достоевского. История издания» защитил на историческом факультете МГУ в 1974 году. Степень доктора филологических наук получил в 1992 году на факультете журналистики МГУ (тема диссертации — «Национальный кризис 1879—1881 гг. в контексте русской прессы»), тогда же присвоено звание профессора. Работы Игоря Волгина широко известны не только в России, но и за рубежом. Его исследования входили в шорт-лист Антибукеровской премии и Государственной премии РФ, за весь цикл работ о Достоевском ему присуждена премия Москвы в области литературы за 2004 год. В 1997 году Игорь Волгин создает Фонд Достоевского, целью которого является содействие изучению жизни и творчества русского классика, осуществление научных и культурных программ. Также Игорь Волгин — автор и ведущий телевизионных программ «Николай Заболоцкий» (2 серии), «Жизнь и смерть Достоевского» (12 серий), «Из истории русской журналистики (Чаадаев, Пушкин, Некрасов)» (4 серии). Игорь Волгин — член Союза писателей, Союза журналистов, Международной ассоциации журналистов, Международного и Русского ПЕН-клуба, научного совета Пушкин-института, член РАЕН. Член редколлегий журналов «Октябрь», «Человек» и «Литературоведческий журнал».

На факультете журналистики МГУ читает курс «История русской журналистики XIX в.», ведет спецкурсы и спецсеминары. В Литературном институте ведет собственный поэтический семинар.

премия Правительства РФ в области культуры (26.12.2011) — за серию книг «Документальная биография Достоевского».

Сборники стихотворений:
Волнение: Стихотворения. — М.: Молодая гвардия, 1965.
Кольцевая дорога: Стихотворения. — М.: Советский писатель, 1970.
Шесть утра: Стихотворения. — М.: Московский рабочий, 1975.
Книги и монографии:
Последний год Достоевского. Исторические записки. — М.: Советский писатель, 1986.
Колеблясь над бездной. Достоевский и русская революция. — М.: Прогресс, 1990.
Родиться в России. Достоевский и современники: жизнь в документах. — М.: Книга, 1991.
Метаморфозы власти. Покушения на российский трон в XVIII—XIX вв. — М.: Интерпракс, 1994.
Колеблясь над бездной. Достоевский и императорский дом. — М.: Изд-во «Центр гуманитарного образования», 1998.
Пропавший заговор. Достоевский и политический процесс 1849 г. — М.: Либерея, 2000.
Возвращение билета. Парадоксы национального самосознания. — М.: Грантъ, 2004.

Эта справка говорит нам о том, что Волгин не просто литератор, а один из самых маститых, если не лидер интеллигенции России: успешный и преуспевающий. Здесь обнажается парадокс: как может исследователь и последователь Достоевского преуспевать в эпоху жесточайшего интеллектуального падения России. Ведь именно Достоевский, писатель, а не философ, выдвинул величайшую философскую идею – русскую идею! То есть творчество писателя вывело его на интеллектуальный Космос – философию. С Волгиным произошло обратное: прикосновение к самому гражданскому творчеству «Дневнику писателя», где Достоевский занимается страстной публицистикой, привело Волгина в литературу. Вот что Волгин сказал в интервью «Известиям»:

«— Что все-таки в Достоевском важнее для современного читателя: все «русские проклятые вопросы» или сюжеты, характеры?

— Это вещи нерасторжимые. Ведь характеры в романах Достоевского существуют не просто так, они так или иначе соотнесены с этими самыми «проклятыми вопросами». Вся магия Достоевского заключена в этом метафизическом единстве. Достоевский не сухой дидактик, «излагающий мысли», он художник, которого нельзя разъять на части, — как нельзя разъять музыку». (См. «Толстой и Достоевский. В этих великих характерах заключена сокровенная тайна русской жизни», 10 марта 2012 http://izvestia.ru/news/517922).

С этим можно было бы согласиться, если бы речь шла о личности Достоевского: ибо именно она нерасторжима. Но Волгин осуществляет малозаметную подмену: он сплавляет воедино философию и литературу, да так что философия исчезает, как будто бы ее и не было. Проливает свет на эту подмену интервью Волгина «Литературной газете» в связи с 190-летием Достовеского:

- Отмеченная рядом блестящих работ 1920-х – начала 1930-х годов (не говоря уже о постижениях Серебряного века), отечественная достоевистика замерла на два с лишним десятка лет. Но и на Западе существовали лакуны. В конце 1960-х, рискнув заняться «Дневником писателя», я с изумлением обнаружил тотальное отсутствие аналитических соображений на эту тему – не только на русском, но и на главных европейских языках. Мой научный руководитель проф. С.С. Дмитриев мудро посоветовал мне ограничиться издательской историей этого уникального моножурнала (письма читателей, подписка, цензура и т.д.) и не касаться его «опасного» содержания. Однако случилось «обыкновенное чудо»: через внешнюю атрибутику «Дневника» удалось приблизиться к тайне его поэтики, к секрету его феноменального успеха у русской читающей публики.

Итак, внимательно прочитаем сказанное Волгиным.

- тотальное отсутствие аналитических соображений,
- не только на русском, но и на главных европейских языках,
- Мой научный руководитель проф. С.С. Дмитриев мудро посоветовал мне ограничиться издательской историей этого уникального моножурнала;
- не касаться его «опасного» содержания;

Но больше всего меня потрясает и изумляет завершающая фраза этого абзаца, вы только вдумайтесь:

- Однако случилось «обыкновенное чудо»: через внешнюю атрибутику «Дневника» удалось приблизиться к тайне его поэтики, к секрету его феноменального успеха у русской читающей публики;

«Поэтика», «секрет его феноменального успеха» - вот какой вывод делает Волгин читающий Достоевского! Кажется что даже это слова не Волгина, а персонажа «Братьев Карамазовых» - Смердякова.

Стоп! Что я сказал?! Что я наделал-то?!  Я сравнил преупевающего респектабельного умнейшего и эрудированнейшего московского писателя, главы фонда Достоевского, так много сделавшего для увековечивания памяти классика с малообразованным и очень неприятным персонажем, к тому же ненавидящим Россию!..

Но прислушаемся же к тому, что дальше сказал сам Игорь Волгин:

- Не будем обольщаться. Конечно, для России Достоевский больше, чем Достоевский. Не его вина, что он ничего не сумел предотвратить. Мы не вняли его призывам и не сделались лучше. Мы откупаемся от него ритуальным возложением лавровых венков в дни юбилеев. Так погрязший в грехах ставит для их искупления пудовую свечку.

Но ведь недаром сказано: «При полном реализме найти в человеке человека. Это русская черта по преимуществу, и в этом смысле я конечно народен (ибо направление мое истекает из глубины христианского духа народного)…» Оценил бы Достоевский, однако, повторяемую Ахматовой горькую шутку, что христианство на Руси еще не проповедано? (См. «...Но буду известен будущему» (о 190-летии Ф.М. Достоевского) http://www.volgin.ru/public/1724.html,  «Литературная газета». 2011. 9 ноября).

Горькое признание Волгина, осознающего себя Смердяковым: «Не его вина, что он ничего не сумел предотвратить. Мы не вняли его призывам и не сделались лучше. Мы откупаемся от него ритуальным возложением лавровых венков в дни юбилеев. Так погрязший в грехах ставит для их искупления пудовую свечку».

Совершенно очевидно, что Волгин совершил глубочайший компромисс: последовав совету своего мудрого наставника научного руководителя и профессора С. С. Дмитриева, он не стал касаться «опасного содержания» наследия Достоевского – русской идеи. Именно этим обстоятельством объясняется нынешняя карьера «респектабельного московского литератора», сделанная им в пору жесточайшего интеллектуального поражения России, когда ей как никогда нужно философское наследие и вершина писателя. Как иллюстрация ко всему сказанному. На сайте фонда Достоевского есть раздел «Завершенные проекты», среди которых значится «2006–2008 – исследовательский проект «Образ России в национальном самосознании: исторический и современный контекст». Я было обрадовался и кликнул на ссылку, но горькая реальность остудила меня надписью: «Страница в разработке» (См. http://www.dostoevsky-fund.ru/page.php?id=50). Фиг вам!..

В этом есть какой юмор, или даже злая ирония, когда стало известно что Волгин теперь ведет передачу на телеканале «Культура». Название передачи в свете всего вышесказанного символическое «Игра в бисер». То есть Россия гибнет, народ вымирает, а респектабельная московская интеллигенция играет в свои интеллектуальные игры, повышая культурный уровень народа до своего собственного, сегодня мы с Вами играем в Гоголя, завтра в Булгакова, а послезавтра можно и в Достоевского!..

Символично и название нынешнего материала в связи 70-летием Игоря Волгина «Дед Мазай и зайцы!». Добрый, добрый дедушка Мазай!.. Вы только посмотрите на этот добрый «лучистый взгляд» на фотографии в начале этого материала. По-моему это называется: Достоевский для зайцев!..

Автор - Мария Ватутина 2012-03-22 /  Адрес статьи http://exlibris.ng.ru/poetry/2012-03-22/5_volgin.html

LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

Сенсационное заявление сделала в декабре на Международном урбанистическом форуме министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина: «Миграционный переток из малых городов в большие – сегодня это основной миграционный тренд в нашей стране, который мы должны учитывать в своей экономической, демографической, инфраструктурной и социальной политике… К сожалению, убывание городов небольшого размера является непреодолимой глобальной тенденцией… Есть мнение, что в течение ближайших 20-ти лет из малых городов России может высвободиться порядка 15–20 миллионов человек».

Итак, многие малые и средние города России будут объявлены (да что уж там, уже объявлены) неперспективными. Как когда-то деревни. Уже разработан глобальный проект создания двадцати крупных агломераций – скоплений населённых пунктов, объединённых производственными, транспортными и культурными связями. А это значит, что в каждом останутся лишь один-два жизнеспособных города, остальные обречены на вымирание. Такой прогноз прозвучал на недавней конференции «Судьба малых городов России».

Их убывание, считают в Минэкономразвития, необратимый процесс. А ведь в них, таких городах с населением менее ста тысяч человек, проживает более трети горожан. И вообразить невозможно, как десятки миллионов граждан снимутся с насиженных мест и потянутся в мегаполисы!

А что будет потом с покинутыми населёнными пунктами? Ведь это не деревни с бревенчатыми домиками, которые либо сгниют, либо сгорят, либо их на дрова разберут, а потом землю распашут, засеют, и всё, никаких следов. Городские каменные постройки под плуг не пустишь. И что? «Украсить» страну развалинами?

Нельзя забывать и то, что к малым городам («столицам» своим!) тяготеют сёла, они в неразрывной связке с ними, по отдельности их и рассматривать нельзя – дополняют друг друга и друг без друга не проживут. По числу жителей сёла и малые города составляют более половины страны, 60%. Это и есть самая-самая Россия! Если мегаполисы ныне уже и русскими-то трудно назвать, то в малых и средних городах пока ещё Русью пахнет. Не будь их – померкнет Россия. (...)
2 Апр, 2012 at 9:58 PM http://russian-idea-in.livejournal.com/147987.html

Комментарий: Иногда в прессе неожиданно обнаруживаешь небольшую заметку, которая как в капле воды показывает весь океан. Показывает именно благодаря не информационному поводу, а толковому и умному комментарию, которое как нож хирурга вскрывает весь гнойник, обнажает всю проблему целиком. Вот информационный повод – начало заметки автора «Литературной газеты», писателя Алексея Широкова:

- Сенсационное заявление сделала в декабре на Международном урбанистическом форуме министр экономического развития РФ Эльвира Набиуллина: «Миграционный переток из малых городов в большие – сегодня это основной миграционный тренд в нашей стране, который мы должны учитывать в своей экономической, демографической, инфраструктурной и социальной политике;

И небольшое пояснение к нему, взятое из другого информационного повода:

- Итак, многие малые и средние города России будут объявлены (да что уж там, уже объявлены) неперспективными. Как когда-то деревни. Уже разработан глобальный проект создания двадцати крупных агломераций – скоплений населённых пунктов, объединённых производственными, транспортными и культурными связями. А это значит, что в каждом останутся лишь один-два жизнеспособных города, остальные обречены на вымирание. Такой прогноз прозвучал на недавней конференции «Судьба малых городов России».

А теперь толковый и умный комментарий человека, знающего жизнь, реальность России не понаслышке:

- Нельзя забывать и то, что к малым городам («столицам» своим!) тяготеют сёла, они в неразрывной связке с ними, по отдельности их и рассматривать нельзя – дополняют друг друга и друг без друга не проживут. По числу жителей сёла и малые города составляют более половины страны, 60%. Это и есть самая-самая Россия! Если мегаполисы ныне уже и русскими-то трудно назвать, то в малых и средних городах пока ещё Русью пахнет. Не будь их – померкнет Россия;

И ниже:

- В моём родном селе Матышево Волгоградской области отличная средняя школа с учителями-энтузиастами, ребята получают хорошие знания, побеждают в разных олимпиадах, поступают в институты. Создай условия, чтобы они, став специалистами, возвращались сюда – возвратятся. И, уверен, преобразят село.

Всё это я к тому, что без малых городов наши сёла не выживут.

Идущим во власть не раздувать бы свои программы на сотни страниц, а взять всего лишь три пункта: малые города, дороги, село – основа жизни страны!

К глубокому сожалению, власти на сей счёт чёткой стратегии не имеют. Каким путём пойдёт дальше село? Неизвестно. С колхозами у нас не вышло, с фермерством тоже что-то не очень, и с агропромышленными комплексами неясно. Вкладываем деньги в сельское хозяйство, а они как в яму бездонную. Да что деньги! В прошлом году для юга страны выделили большую партию комбайнов, но туда они не попали, исчезли, так и не нашли их!..

Автор прав! Власти на сей счет четкой стратегии не имеют!.. Они бездумно скопировали западное устройство, пригодное для малых европейских стран-наций, но совершенно непригодное для России с ее необъятными пространствами. Город окончательно уничтожает село, но сам оказывает в условиях необъятного пространства России, оборонительной зоной – резервацией для горожан, не знающих и не любящих природу, не умеющих обращаться с землей и неспособных наладить элементарное сельское хозяйство. Поскольку в России западный способ жизни и деятельности городской копирует западное устройство и не опирается на советский опыт смычки села и города, то у нас еще не могут даже наладить западное фермерство: промышленный способ сельского хозяйства, которое совершенно уничтожает природу и паразитирует на ней. С деревней почти расправились, автор походя бросает жуткое признание:

- И хотим мы этого, не хотим, а деревни такие сами по себе отомрут. Уберечь бы от вымирания крупные сёла!

То есть сохранить хотя бы связь крупных сел и малых городов! Со смертью малых городов вымрут и крупные села! А что такое связка крупного села и малого города: это социальный регион, то есть частица России – малая Родина!..

Советский Союз построил в России мощную городскую цивилизацию именно за счет притока сельского населения в города!.. И оказался мощным колоссом на глиняных ногах: промышленная Россия почти уничтожила аграрную и Россия утратила свою самостоятельность! Она оказалась Антеем, которого мощный Геракл оторвал от питательных соков матери-Земли. Было ясно, что Советский Союз нуждался в реформировании именно связки села и города: вместо потребления резервов у природы и сельского населения нужна была обратная связь – развитие основания, то есть села. Вместо этого реформаторы сделали шаг назад и отказались от советского наследства: союза села и города и приняли западную идеологию искусственного пространства – городского, которое полностью уничтожает свое же основание – природу и село. То что удобно для городской цивилизации Запада – союза малых стран, паразитирующих на сельских странах Востока, то губительно для России с ее многообразием и богатством природы и населения (множества наций и народностей). И вместо развития связки села и города – укрепления своего собственного основания принята была программа окончательного уничтожения основания – села и сельского населения. Теперь замахнулись на малые города с исчезновением которых исчезнет и Россия, ибо перестанет держаться за матушку-Землю.

Заявление министра Набиуллиной – это проявление принятой нынешним правительством философии: абстрактной, западной, идеалистической и фактически оно означает, что Россия доживает свои последние дни. А между тем с 4 марта 2000 г. ни правительство, ни общественность России не слышит голоса русского человека об открытии русской идеи. А в следующем году был выпущен манифест «Региональная идея России», в котором сказано:

«Идея России является не этнической и не национальной, а региональной

Регион - это принципиально новая форма СОЦИАЛЬНОГО единства жизни людей (основанная на принципе личности), которую выдвигает время, а исторически она возникает в России: с одной стороны это открытость миру, ибо это ЧАСТЬ мира (общественная идея Запада), а с другой - это самостоятельность внутренней жизни - ЦЕЛОЕ (этническая идея Востока). РЕГИОН - это новая форма государственного устройства, имеющая триединую структуру (единство или гармонию ВЛАСТЕЙ), которая повторяется в каждой части государства: власть (территория), общество (производство) и социум (народ, который управляет своей жизнью на основе избранной личности). Регион (как синтез части и целого в единое) - это часть всемирного и разноцветного ковра человечества, но часть без которой не существует и сам ковер. Россия является самостоятельным регионом мира, и сама состоит из самостоятельных регионов.

Таким образом, Россия создает третий тип родового единства людей и третий тип государства - ТВОРЧЕСКИЙ или СОГЛАСОВАНИЯ (по сути дела - сверхгосударство), не природно-этнического (Восток: принцип единичной власти), не национально-экономического (Запад: принцип закона - множественный, разделения властей), а регионально-социального (принцип личности - единства властей). Российское государство, созданное на основе принципа личности, создает гармоничное и согласованное жизнедействие своих частей - регионов, где такими же регионами, со своими функциями в общем единстве страны, являются Москва и Санкт-Петербург (Москва может стать лидером территориального пространства страны, Санкт-Петербург - лидером общественно-производственного, а взаимодествие двух столиц и регионов создает СОЦИАЛЬНОЕ пространство страны - РОССИЮ).

История родового человечества на переломе тысячелетий вступила в свой третий этап - СОЦИАЛЬНЫЙ и явление региональной идеи России есть явление всемирное: рождается иной тип государственного единства и жизнедействия людей - социально-региональный и принципиально иной человек - социально-творческая личность: человек, живущий на своей земле и создающий вместе со всеми людьми мира новое единство Земли – ПЛАНЕТАРНОЕ».

В социальной жизни русская идея ставит проблему союза общины и личности, а в организации государственной – союз села и города. И правильно говорит автор заметки – Алексей Широков, мудрый и умудренный русский человек, что со смертью малых городов, будет окончательно добита деревня – будут уничтожены крупные села, а значит и перестанет существовать Россия. Крупные мегаполисы – идиотски скопированное западное устройство – в условиях России будут обречены на вымирание. Ибо если Восток прокормит Запад, то Россию кормить не будет никто и она обречена на голодную смерть и это при уникальном природном богатстве ископаемых, нераспаханных территориях, огромных запасах воды и пищи. Не будет людей!.. То есть не будет русских людей – хозяев своей Земли!..
Помогите Земле Русской!..

Дополнение от 3 апреля 2012 г. Реформы в России проводятся идеалистами, которые бездумно и энергично уничтожают свой собственный народ и его традиции. Конфликт Востока и Запада в России – села и города, традиционного способа жизни и действия и новационного способа жизни и действия есть конфликт двух родовых форм: центростремительной (природной) и центробежной (искусственной). Этот конфликт обнажила именно история Советского Союза и именно его не смогла решить советская философия: которая попыталась механически соединить историю и логику: при примате логики – диалектический материализм и при примате истории – исторический материализм. Механическое соединение двух взаимоисключающих тенденций есть идеализм. Завершившаяся неудачей попытка философского синтеза привела к тому, что советская философия сдала свои позиции и нынешняя РФ вместе со всеми своими государственными и идеологическими институтами покорно приняла в качестве основы западный идеализм – так называемую научную философию. Внутри России Запад победил Восток и уничтожает всякие следы первого: город уничтожает село, а интеллигенция (не вся, а та что захватила командные посты в Москве и в Петербурге, те, кого Солженицын назвал образованцами, а Ленин называл дерьмом нации) уничтожает свой собственный народ и его традиции. Эта победа идеалистов привела к тому, в стране принят ошибочный курс на модернизацию – усиление искусственных факторов. России сегодня нужна не модернизация, а социализация, то есть синтез естественных факторов с искусственными при первенстве социальных потребностей населения, или говоря проще, союз крупных деревень с малыми городами – регионализация страны. Для этого нужна русская идея и новая философия – триединства или гармонии. Здесь особенная ответственность лежит на интеллигенции: найдутся ли в России трезвые и умные головы способные обратиться к главному звену цепочки проблем, с помощью которых можно спасти Россию – к русской идее и философии триединства. Если найдутся – Россия будет спасена, если нет, то общество раздираемое противоречиями и взаимными склоками утратит последние возможности и упустит время. Если интеллигенция примет русскую идею она спасет себя и Россию, нет, будет уничтожена: погубит себя и Россию!

«Литературная газета» №8 (6359) 29 февраля 2012 г. Адрес статьи http://www.lgz.ru/article/18423/ Фото автора http://newlit.ru/images/author/avatars/shirokov.jpg

LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

В отличие от предыдущей дискуссии в сообществе Ру-философии под названием "Проста ли триада ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО - ЕДИНОЕ", которую я опубликовал по ее завершении, эту выставляю в своем журнале в день ее публикации (сегодня). Учитывая определенное популярное изложение темы, хотя мысль очень непроста для понимания, хотел бы что в ней могли принять участие большее количество участников. Итак, и Вы можете принять участие в обсуждении: как в сообществе, так и в моем журнале.

ГЕГЕЛЬ, БРОДСКИЙ и ПРОТИВОРЕЧИЕ ВОСТОК - ЗАПАД
Для понимания русской идеи и разработанной на ее основе русской философии триединства очень важно понимание противоречия Восток - Запад, которое пронизывает всю нашу жизнь и даже сознание каждого человека. Каждый ведет на арене мировой мысли свою незримую борьбу за самого себя, за своих близких, за свою малую Родину и в конечном счете за свою страну. Этот феномен проницательно подметил Кафка: живешь и мыслишь и вдруг оказываешься на арене всемирной борьбы (не буквальная цитата, если кто вспомнит и даст точную - вставлю в текст). В связи с полемикой в Ру философии вспомнил одну свою старую запись в сетевом журнале "Русский переплет" (см. публикацию в "Поэтической гостиной" под заголовком "НЕБОЛЬШОЕ ОБСУЖДЕНИЕ ЗАМЕТКИ О БРОДСКОМ"

"Как и Гегель в философии, Бродский в поэзии являет собой поразительную по своей реальности ИЛЛЮЗИЮ. Почему, потому что за формой НИЧЕГО НЕТ!!! Нет собственных чувств, эмоций, базиса, переживаний, ибо чувственное содержание взято уже в обобщенной, полуфабрикатной форме, так например, Гегель черпал материал для базиса не из жизни, а у древних греков, та же проблема у Бродского, рано отвергшего советскую (социальную) реальность (реальность ЖИВОЙ жизни), и взявшего ее в опосредованной форме (полуфабрикатной или даже полностью искусственной, то есть ВЕЩЕСТВЕННОЙ).

 Нам кажется, что Гегель (кумир философской интеллигенции) и Бродский (кумир поэтической интеллигенции) реальны, тогда как мы имеем дело не с ними, а неким символом, ОБОБЩЕННЫМ продуктом, эталоном профессионала - ФИЛОСОФОМ и ПОЭТОМ (то есть ФОРМОЙ), которые совершенны прежде всего потому, ЧТО УЖЕ НЕ ИМЕЮТ АБСОЛЮТНО НИКАКОГО СОДЕРЖАНИЯ.

И странная вещь получается: Гегель дает тонкое наслаждение мысли, Бродский - поэтической формой (в принципе, то же самое), но при этом ДАВАЯ ВСЕ ОТВЕТЫ (Гегель) и УГОЖДАЯ САМЫМ ТОНКИМ ВКУСАМ (Бродский), они в тоже время создают поразительнейшую ИЛЛЮЗИЮ! Иллюзию философии и иллюзию поэзии! Когда проходит этот момент ОБЩЕНИЯ, выясняется, что Гегель дав ответы на все вопросы в то же время ни на что не ответил, ибо ничего не прояснилось, а Бродский, дав тонкое и интеллектуальное наслаждение в то же время оставил ощущение какой-то поэтической неудовлетворенности. НЕТ СОДЕРЖАНИЯ!!! И выясняется, что философия оказывается всего лишь МЕТОДОМ интеллектуальной эквилибристики, а поэзия методом многообразия и гибкости форм (хотите под Баратынского, хотите под Пушкина, хотите под Тютчева и т.д., НЕТ ПРОБЛЕМ)... То есть ФИЛОСОФ оказывается ВНЕ ФИЛОСОФИИ, А ПОЭТ - ВНЕ ПОЭЗИИ... Иными словами, ПРОФЕССИОНАЛЫ оказываются ВНЕ ЖИЗНИ!!!

НЕТ ПРОБЛЕМ означает НЕТ ЖИЗНИ. Не зря мудрый старый-престарый Китай изрек: "Если у тебя нет трудностей - купи их за любые деньги!"

И вот на стыке тысячелетий они встречаются как равные и с удивлением смотрят друг на друга: РЕБЕНОК И ВЗРОСЛЫЙ, ЖЕНЩИНА И МУЖЧИНА, ВОСТОК И ЗАПАД, ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. И как им преодолеть стоящую перед ними ПРОПАСТЬ?"

Тем, кому данный текст покажется непонятным советую перечитать исходную заметку. Что же до противоречия Восток - Запад, то приведу еще одну цитату из раздела "Философия" на моем сайте:

"Современная западная традиция подхода к жизни и деятельности, преимущественно идеологической и финансово-коммерческой готовит молодых людей к ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Западное недоверие к природе и жизненной конкретике приводит к тому, что молодым людям, искренне и честно, старательно обучающимся и во всем следующим своим профессорам, постепенно ОТРЕЗАЮТ ГОЛОВЫ ОТ ТЕЛА, то есть отделяют МЕРТВОЕ ЗНАНИЕ (интеллект) от ЖИВОГО ЗНАНИЯ (чувственности), с которым каждый молодой человек приходит в храм науки и профессии. Сознание молодого человека заключают в форму (скафандр и шлем космонавта) и он среди своего народа и живой жизни выглядит инопланетянином. Более того, форма - недоверие к конкретике, чувствам, эмоциям и людям приводит к тому, что жизнь выковывает настоящего холодного профессионала идеи, который считает себя вправе применять свои абстракции к жизни. Заметьте, не понимать с помощью интеллекта жизнь, а наоборот, на жизнь надевать свои профессиональные и интеллектуальные скрепы и методики умерщвления и обработки всего живого. Вам нужны примеры: посмотрите что сделали с Россией и с ее народом наши милые и воспитанные либералы, всего лишь ставящие идею выше жизни, посмотрите, что собирается сделать с Востоком просвещенный Запад в лице США и Европы, где аккуратные и университетски образованные люди, развязывают одну войну за другой, с помощью оружия и насилия неся демократию и просвещение в Афганистан, Сербию, Ирак и на очереди теперь видимо Иран. Посмотрите какое раздражение вызывает за Западе Россия, отстаивающая свои интересы и право жить собственным умом. Вам мало примеров или достаточно?" ("Совет молодому человеку (или студенту) приступающему к изучению философии")

Остается подытожить, что русская философия триединства уже явила свое уникальное качество: связь с жизнью и философии с жизнью, а к традиционным дисциплинам: истории как поприщу конкретной мысли (взгляд назад), и логики как поприщу абстрактной мысли (взгляд вперед), добавила критику как поприще авторской мысли (взгляд реальный).
LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>
Я обычно не публикую свои дискуссии в других сообществах в личном журнале. Но сегодня делаю исключение публикуя основной мой пост "Проста ли триада ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО - ЕДИНОЕ" , выставленный 1 марта 2012 г. в сообществе Ру-философии. К сожалению, дискуссия не получилась по трем причинам. Первая: низкий интеллектуальный уровень сообщества, то есть отсутствие в нем традиции серьезного и уважительного обсуждения, которое достигается, как правило, внимательным и умным модерированием (управлением) - в последние годы данное философское сообщество стало просто неуправляемым. Вторая причина - выставленная мной тема для обсуждения предъявляет особые требования к самостоятельности и глубине мышления, в этом плане показательно замечание известного диалектика Доменского, который опубликовав его , тут же стер свою запись, но она сохранилась у меня в почте: "Противоположностью целого, по давней традиции, является часть, а противоположностью множества является единичное. Это не обсуждается....". То есть люди, профессионально занимающиеся философией, эту тему просто не воспринимают, а дилетанты не понимают ее принципиальности. Это второе положение объясняет, почему русская идея замалчивается вот уже 12 лет, с момента ее объявления: нужно время, чтобы общество созрело для обсуждения русской идеи. Третья причина неудачи дискуссии: хамство. В Ру-философии в последние годы процветает натуральное хамство (обилие оценочных и эмоциональных суждений и нападение на личность), которое развели разного рода околофилософские люди. Одного из них мне пришлось проучить прямо в ходе дискуссии, из которой он позорно бежал.
Как это ни странно, в дискуссии приняло участие и дало свой ответ время. В сообществе "Интеллигенция1" его основатель
[info]banguerski_alex опубликовал статью известного политолога Симона Кордонского "Интеллигенция в роли интеллектуальной национальной элиты" (см. часть 1 и часть 2), в которой была использована разработанная мной таблица триединства (Кордонский внес свои собственные категории). Вот эти таблицы Кордонского:




Таким образом, само время ответило на поставленные мной вопросы: триада ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО - ЕДИНОЕ не проста, хотя проста и понятна ее логика, но она реальна и остро нужна людям. А значит русская идея пробивает себе дорогу.
А теперь текст моего поста в сообществе.


ПРОСТА ЛИ ТРИАДА ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО - ЕДИНОЕ?


Хотел бы обратиться ск сообществу с просьбой оценить триаду: ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО - ЕДИНОЕ, которая положена мной в основание философии триединства (русской идеи). Эту триаду я считаю простой по логике и легкой для понимания. Однако недавняя дискуссия с г-ном [info]_const по его посту в сообществе "Материя разума"  показала, что для многих эта "простая триада" является достаточно сложной для понимания. Для разъяснения этой триады мной были использованы дополнительные триады:

МАТЕРИАЛИЗМ - ИДЕАЛИЗМ - РЕАЛИЗМ
ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО (ДРОБНОЕ, ЧАСТИ) - ЕДИНОЕ
без частей - части без способности образовывать целое - синтез целого и частей как ТРЕТЬЕ качество;
Далее, вспомогательные триады:
живое - мертвое (искусственное) - бессмертное
тело (материя) - организм (процессы) - человек (единство материи и процессов)
И на всякий случай:
положительное единство (+) - отрицательное единство (-) - индифферентное или синтетическое единство


и дополнительные разъяснения:

- вместо однородной категориальной системы возникает триединая с тремя качествами;
- категории первого ряда и второго совмещены через философское и логическое противоречие, где разрешение дается в категориях третьего ряда.
Добавлю еще одно положение: философия триединства позволяет достигать такого понятия как "синтез" или, если угодно, гармония в триаде: классификация (по объекту) - систематизация (по субъекту) - гармонизация (по синтезу).


Если кого заинтересовала данная философия могут посмотреть работу "Русская идея как философская и логическая формула"
и главу "Триады" из книги "Троица как метод"

Итак, о чем эта триада ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО - ЕДИНОЕ? Она о том, что всего в теории и в философии возможны три вида единства: положительное - ЦЕЛОЕ (без частей), отрицательное или идеальное - МНОЖЕСТВО (части без способности образовывать целое) и индифферентное или творческое ЕДИНОЕ (как синтез целого и частей). Для примера: современная философия, как и математика и физика знают только идеальное единство, то есть МНОЖЕСТВО. Понятия "ЦЕЛОГО" (жизнь, живое) и "ЕДИНОЕ" в философию не включены, первое исключено, хотя оно является по сути дела основой восточной философии, а третье просто неизвестно, хотя именно оно образует логику триединства разрешая извечное противостояние материализма и идеализма. Доказательство триады ЦЕЛОЕ - МНОЖЕСТВО - ЕДИНОЕ достаточно сложно, но несложна логика: целое имеет части, но они вне целого прекращают свое существование, ибо слишком конкретны (несамостоятельны), наоборот части множества самостоятельны, но способны только соединяться без утраты своей самостоятельности, то есть никогда не создают новое качество (целое), только новое КОЛИЧЕСТВО. Только ЕДИНОЕ преодолевает вечный антагонизм ЦЕЛОГО И МНОЖЕСТВА создавая третье качество.  Вот именно эта логика очень ПРОСТА, но как оказалось интеллект человека НЕСПОСОБЕН ВОСПРИНЯТЬ ЭТУ ПРОСТОТУ.  ИЛИ ВСЕ-ТАКИ СПОСОБЕН? Но тогда такая триада является сама по себе ясным и логичным доказательством существования новой философии - философии триединства (русской идеи)?
Или это не так? Помогите разобраться.
LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

Избирательный карнавал закончен. Официальные итоги провозглашены. И можно сказать, что теперь все участники выборов: "властная вертикаль", претенденты на президентский пост и "внесистемная" оппозиция, — могут сбросить маски. И маски уже сброшены, хотя это еще мало кто заметил и понял. Что же на самом деле произошло? И что нас ждет в ближайшей и более отдаленной перспективе?

ПАРАД ПОБЕДЫ

Буквально в день провозглашения избирательных итогов Путин сделал несколько, можно сказать, ошеломляющих политических ходов.

Во-первых, с ТВ экранов было официально заявлено, что он в рамках, будущей "рокировки" ведет закрытый диалог относительно формирования нового "большого правительства" с действующим президентом РФ Дмитрием Медведевым, который последние месяцы усиленно демонстрировал свою "ультралиберальную" и прозападную ориентацию. Другими словами, было подтверждено, что состав нового правительства будут определять лица "гайдаровского" розлива и чубайсовской закваски, составлявшие ближайшее окружение внука секретаря райкома партии и, по совместительству, поклонника Deep Purple в течение всех четырех лет его президентства.  (...)
17 Мар, 2012 at 12:54 PM http://russian-idea-in.livejournal.com/146787.html

Комментарий: Нет, господа! Путин не изменился. Только очень серьезные потрясения в мире и в России могут его заставить осознать свою собственную неадекватность России и ее народу. Пока же его риторика: «Я говорил: «Мы победим?!» - Да- а! - Мы победили?! Да-а!!» Несмотря на поддержку народа Путин собирается проводить очередные либеральные реформы, направленные в конечном счете на уничтожение русского народа и его искоренение с карты мира. Здесь я вижу два принципиальных момента, которые обнажила статья умного и знающего эксперта Александра Нагорного. Правда обнажила против его воли, ибо главное в статье не позитивные предложения, а трезвая констатация реальности. Эти два момента таковы: 1. Сама работа по строительству государства меняет идеологию Путина. 2. Путин нащупал особенность русского государства – диалог общины и личности.


Необходимость добиваться результатов в такой стране как Россия заставляет Путина многое понимать на собственном опыте и собственной шкуре, как труд из обезьяны сделал человека, так деятельность главы государства и правительства делает Путина из либерала государственным человеком. Но все прав Александр Нагорный, когда трезво констатирует:

- Во-первых, с ТВ экранов было официально заявлено, что он в рамках, будущей "рокировки" ведет закрытый диалог относительно формирования нового "большого правительства" с действующим президентом РФ Дмитрием Медведевым, который последние месяцы усиленно демонстрировал свою "ультралиберальную" и прозападную ориентацию. Другими словами, было подтверждено, что состав нового правительства будут определять лица "гайдаровского" розлива и чубайсовской закваски;

- Во-вторых, ликующий победитель вышел пообщаться с "кремлевским" пулом женщин журналистов в честь 8 марта, где в пространном выступлении однозначно охарактеризовал себя как "представителя" идеологии партии "правого дела", читай — того же Гайдара и Чубайса. И более того, обратился в своем выступлении к фигуре миллиардера Прохорова, "замечательного предпринимателя";

- Наконец, в-третьих, для понимания политической и идеологической позиции победившей власти нужно вспомнить встречу самого ВВП на следующий день после выборов с тремя претендентами — за исключением коммуниста Зюганова, который отказался от унизительной процедуры — где ВВП был показан уже сидящим за столом с самим Прохоровым (видимо, они обсуждали реальные дела первостепенной важности?);

Прозвучало и «в-четвертых»:

- Можно здесь же напомнить и о том, что премьер упорно в ходе своей избирательной кампании печатался только в ультралиберальных изданиях ("Ведомости", "Московские Новости", "КоммерсантЪ" и др.), которые в той или иной степени контролируются западными кругами, а общался исключительно с "либеральной прозападной интеллигенцией";

И, наконец, трезвый вывод Нагорного:

- Все вышеперечисленное говорит о том, что политика всей "властной вертикали", включая лично Путина, однозначно лежит в плоскости "либерально-монетаристского курса", мало чем отличающегося от линии Гайдара-Чубайса прежних лет. И это кардинально контрастирует с предвыборной риторикой будущего "хозяина Кремля".

Итак, путинские дела – это одно, а его же «предвыборная риторика» и обращение к народу – другое. То есть на словах Путин с народом, а на деле и в государственной деятельности – с элитой и либералами, кои есть непримиримые враги русского народа и России. Нагорный констатирует так называемое «противоречие Путина» и похоже делает вывод, что Путин сбрасывает маски:

- И Путин, и его соратники знают, к чему они движутся. Отсюда лихорадочное повышение денежного содержания ОМОНу и другим силовым структурам в ожидании общественного недовольства. Легко понять, что барометр общественных настроений резко качнется в протестную сторону;

Я говорю «похоже», потому что Нагорный в этой статье не столь категоричен:

- Понятно, что Путин — весьма эластичный и пластичный политик. Он уже проводил и "монетизацию льгот", и другие социальные мероприятия, которые потом смягчались или временно приостанавливались. Скорее всего, того же следует ожидать и здесь.

И более того, Нагорный весьма рельефно очерчивает «противоречие Путина», называя того «центристом»:

- Разумеется, существует и "горбачёвский" вариант, связанный с конституционной реформой, о необходимости которой всё чаще говорят российские либералы. Путин, при всех его недостатках, — всё-таки централист. Именно этим он принципиально неудобен и неприемлем для Запада. И сколько бы он ни стремился стать "своим" для российских либералов-западников, да и "вашингтонского обкома", ничего у него не получится без сдачи этой позиции. Если же конституционная структура РФ будет переформирована из президентской республики в парламентскую, что необходимо для окончательного развала России как единой страны, обломки которой будут "по полной программе" утилизироваться западными ТНК, то, возможно, Путину перестанет грозить судьба Милошевича и Каддафи. Но если Горбачёва "мировое правительство" оставило в покое как положительный пример и надежду для всех потенциальных и будущих предателей не только России, но и всех других стран мира, то в отношении Путина такая "привилегия" выглядит со стороны Запада совершенно излишней. А значит, и рассчитывать на неё не приходится, а ситуация "раба на галерах", при всей её видимой анекдотичности, полностью соответствует действительности: Путин оказывается прикован "к веслу", то есть, к власти».

Здесь мы подошли к ключевому моменту статьи Нагорного и его позиции. Выясняется, что не Нагорный проявил позицию Путина, а наоборот, позиция Путина, верно очерченная Нагорным, разоблачила самого Нагорного и его позицию:

- ...либеральный монетаризм в России исходит прежде всего из Кремля, а его ослабление или полное уничтожение позволят измениться соотношению сил в пользу большинства российского общества. Надо сказать, что в прошедшей президентской кампании КПРФ и Зюганов показали вполне адекватный ситуации уровень пропагандистской и политической борьбы. Зюганов непосредственно указывал на политику Путина как на источник либеральной идеологии и причину кризисной ситуации в нашей стране. Более того, он нашел в себе силы не пойти на признание итогов выборов, что дает возможность прямого давления на власть, исходя из будущих либерально-монетаристских нововведений Кремля. Отсюда и возникает острая необходимость в преддверии бурных событий создать общий левопатриотический фронт сопротивления. И здесь не место для старых обид или идеологических разночтений. Мы должны четко помнить уроки пассивности в 1991-м и недостаточной активности в 1993 году. Только готовность к мощному политическому броску и к самопожертвованию приведёт нас к победе.

Должен сказать, что всегда неприятно, когда обнаруживаешь интеллектуальную трусость или в умном собеседнике, каким без сомнения является Александр Нагорный, компромисс со своими – в данном случае коммунистами Зюганова. Нагорный даже не замечает, какую огромную натяжку он делает и какие шоры на свои глаза вдруг надевает:

- Мы должны четко помнить уроки пассивности в 1991-м и недостаточной активности в 1993 году. Только готовность к мощному политическому броску и к самопожертвованию приведёт нас к победе.

То есть речь идет по сути дела о военном противостоянии в идеологической войне! Материя и общая устремленность масс и партии КПРФ ничего не решают в войне идей. Сколько бы людей ни выстраивалось за Зюгановым на рекламных роликах и плакатах, хоть вся Россия, ничто не может скрыть того простого факта, что у коммунистов нет своей глубокой идеи и напрочь отсутствует философия, сколько раз бы Зюганов и его идеологи называли идею социализма русской идеей. То есть Нагорный и Зюганов со товарищи предлагают Путину решить его «путинское противоречие» с помощью старых граблей – идеологией социализма. В эпоху мощного центробежного всемирного движения разврата и распада, где они собираются найти девственно чистое и незамутненное сознанием сельское население, которое придя в промышленные города, обратится в пролетариев – этих новых восторженных строителей коммунизма? Путин в отличие от Зюганова и Нагорного не столь наивен и он – не считает социализм антитезой капитализму. Спасти Россию и разрешить «путинское противоречие» может только новая философия русская и новая идея – русская идея: синтез Востока и Запада. Если Восток явил идеологию общины, а Запад – индивида (личности): то в путинском обращении к народу: «Мы победили? Да-а!» вырисовывается третье – синтез общины и личности. Разница между западным и русским пониманием индивида в том, что на Западе индивид служит самому себе и обеспечивает самого себя, а значит тем самым и общество таких же, как и он сам, индивидов (единиц), то в России индивид служит общине (народу), а значит являет принципиально новое качество – личность. Это и есть противоречие Путина, когда народу он служит либеральным государством (антинародным), которое этот народ уничтожает. Но выход не в социализме (партии интеллигенции, обособленной от народа и ведущей этот народ к высотам коммунизма – на смерть во имя человечества), а синтезе народа и личности, служащей этому народу и поставившей интеллигенцию на службу народу. Ведь сказал же в свое время поэт Владимир Маяковский, и как сказал:

«Я счастлив, что я – этой силы частица,
Что общие – даже слезы из глаз,
Сильнее и чище нельзя причаститься,
К великому чувству по имени класс»!

Время вносит поправку! Не класс (часть народа против другой части – идея социализма), а весь народ! Поддержав Путина на выборах, русский народ и Россия выразили поддержку Путину, снова поверили в него! Нам остается только надеяться, что рано или поздно Путин прозреет, хотя противоречие между государственными словами и его же либеральными делами налицо. Путина спасет только русская идея, а не старые грабли социализма, как это простодушно полагает Нагорный. А Нагорному пора сбросить общество старых тетушек Про и Зю и мыслить самому!.. Если конечно он сам не старый тетушка На!..

Газета «Завтра», 14 марта 2012 г. Адрес статьи http://zavtra.ru/content/view/maski-sbroshenyi-gospoda/ Адрес фото http://kino-n-sport.ru/images_pen/2011/10/09/131818190967.jpg

LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

Когда этот высокий, улыбающийся китаец вошёл в аудиторию — показалось, что в неё вплыло солнце: такая позитивная, харизматичная аура его окружала. Как там у Маяковского: «Но странная из солнца ясь струилась, — и степенность. Забыв, сижу, разговорясь с светилом постепенно». Назвать профессора Пекинского педагогического университета Чжана БАЙЧУНЯ светилом можно и без всяких метафор: именно в его переводах сегодня в Китае выходят труды русских философов, и этот пласт русской культуры становится достоянием Поднебесной.

Но и у самих русских студентов лекции китайского профессора имели успех — в Гуманитарном институте СФУ о визите коллеги вспоминают до сих пор. «Само по себе — это замечательное событие: русская философия глазами (и устами) китайского учёного, — говорит И.Н. КРУГЛОВА, профессор кафедры философии ГИ СФУ. — А в сочетании с высоким профессионализмом и великолепным владением русским языком (равно как и всем контекстом русской культуры), талантом рассказчика и глубиной исследовательского поиска лекции создали атмосферу настоящего интеллектуального праздника». 

Именно Инна Николаевна Круглова взяла у гостя интервью для нашей газеты.

— Профессор Чжан, как случилось, что вы заинтересовались не просто русской философией, но русской религиозной мыслью?

— Это долгая история. Я был математиком, окончил математический факультет. Потом занялся философией. Через год меня послали в СССР в аспирантуру философского факультета Ленинградского государственного университета; это был октябрь 1988 года. Тема моей диссертации

- «Проблема существования в философии и науке», и там не было связи с русской философией.

Однажды мы говорили с товарищами по общежитию (все мы, философы, жили в одном общежитии), и меня спросили: кто самые великие философы в Китае? Я, конечно, назвал КОНФУЦИЯ и ЛАО-ЦЗЫ, которых хорошо знают ваши студенты. Соответственно, и я задал тот же вопрос: кто самые великие философы в России? Тогда я впервые услышал имена: Владимир СОЛОВЬЁВ, Николай БЕРДЯЕВ. Для меня это было открытие. С этого момента я начал интересоваться ими.

Но достать их труды было нелегко. Мне здорово повезло, потому что именно тогда в СССР начали издавать русских философов. Можно сказать, наступил бум на эти издания. За время учёбы я собрал почти всё, что вышло в период «перестройки» по русской философии. После учёбы в Петербурге я привёз все эти книги с собой домой (конец 1993 г.) и начал заниматься русской философией. Моя библиотека постоянно пополняется. Да, я больше всего занимаюсь именно русской религиозной философией, потому что главной линией в русской философии была религиозная.

— Вопрос, который вызвал наибольший резонанс в нашей студенческой и преподавательской аудитории: вы считаете, что русская мысль внесла свой вклад в мировую философскую культуру благодаря именно религиозной философии конца XIX — начала XX вв.?

— По большому счёту в мире существует две философские традиции: восточная и западная. В Европе каждая великая нация создала свою национальную философию в рамках этой традиции. Русский народ — тоже. В сравнении с другими европейскими народами русским нелегко было выполнить эту задачу; казалось, в западном интеллектуальном пространстве для него уже не было места. Особенно после классической немецкой философии трудно изобрести что-то новое. Но, в конце концов, у русских сформировалась самобытная философия; её ядром является русская религиозная мысль, вершиной которой стала так называемая философия «серебряного века». В рамках западной философии русская религиозная философия представляет собой оригинальное образование, занимает особое место. Я считаю её большим вкладом русского народа в сокровищницу мировой философской культуры. (...)

2 Мар, 2012 at 3:28 PM http://russian-idea-in.livejournal.com/146627.html

Комментарий: По-моему я впервые получаю поддержку извне, о том, что восточная философия – это такая же достойная традиция, как и западная, и что русская философия начинается с установления противоречия Восток – Запад, материализм – идеализм, конкретное – абстрактное, село – город. И хотя китайский профессор, о котором идет рассказ, еще не знает о нашем открытии и разработке русской идеи, тем не менее он верно обозначает ключевые моменты:

- Не только новоевропейская философия началась с отказа от религии, то есть секуляризации. Греческая философия тоже началась с отказа от мифологии;

- Были попытки создать современную китайскую философию в терминах западной философии, особенно немецкой классической, но все эти попытки потерпели крах; они привели китайскую философскую мысль в тупик;

- В нашем философском сообществе, как везде, главное внимание на Запад. Западная философия у нас всегда была в моде. Однако я заметил, что она до сих пор ничего существенного не принесла для китайской философии. Причину я вижу в том, что в китайской интеллектуальной культуре отсутствует критический дух;

Также верен вывод китайского профессора о посреднической роли русской философии между восточной мыслью и западной:

- Мне кажется, что нам, китайским философам, легче изучать русскую философию. Между русской и китайской философиями возможен плодотворный диалог. Если русские любомудры лучше понимали западную философию, то китайские философы лучше понимают русскую философию. В этом плане русская философия играет посредническую роль. Поэтому я считаю, выход для современной китайской философии заключается в изучении русской философии и русской культуры вообще;

Но здесь Чжан БАЙЧУН немного неточен, ибо с открытием и разработкой русской идеи как метода философии триединства роль русской философии значительно вырастает и она начинает играть не посредническую роль (то есть несамостоятельную), а синтетическую, создавая синтез трех философий – восточной, западной и русской в родовую философию вообще. То есть восточная философия работала с природой как ОБЪЕКТОМ (МАТЕРИЕЙ), стоит вспомнить Лао Цзы, который из наблюдений за природой открыл Троицу как объект: «Разум произвел единицу, единица произвела двойку, двойка произвела тройку, тройка произвела мир», западной философии, исключившей природу из своей практики, было дано открыть Троицу как СУБЪЕКТ (МЕТОД, ДВИЖЕНИЕ), вспомнить хотя бы гегелевскую триаду: «тезис – антитезис – синтез» и только России было дано осуществить синтез противоположностей восточной и западной философии в третье качество – синтез ОБЪЕКТА И МЕТОДА в ДЕЙСТВИЕ.

Появление такого материала знамение времени. 4 марта 2012 года исполнится двенадцать лет замалчивания открытия русской идеи. А происходящее сейчас интеллектуальное брожение в России, да и во всем мире, на Востоке и на Западе, показывает что время признания русской идеи наступает и оно неотвратимо. Ибо русская идея быть может не нужна сегодняшнему правительству и обществу России, но она насущно нужна русскому народу и всему человечеству как открытие не только местное, этническое или национальное, а всемирно родовое. Ибо Троица – это не что иное как ГАРМОНИЯ. И она сегодня остро нужна всем – всему человечеству.

Адрес статьи http://nauka.baikal24.ru/article.php?type=digest&id=57 «Байкал24.Наука» Источник: sibforum.sfu-kras.ru 16.02.2012

LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

Издательство «Дар» (Москва) и «Издательство Олега Абышко» (Санкт-Петербург) с этого года начинают совместный проект по изданию ряда книг научно-популярного характера. Одна из самых важных и значительных книг в этом ряду — первое издание на русском языке капитального сочинения замечательного исследователя восточно-христианской духовной традиции кардинала Томаша Шпидлика «Молитва согласно преданию Восточной Церкви». Перевод сделан с итальянского языка (сверенного с французским оригиналом) Наталией Костомаровой под редакцией свящ. Владимира Зелинского. Ниже мы приводим для всех интересующихся как творчеством о. Томаша Шпидлика (его книги давно известны в России и пользуются заслуженным авторитетом ученых и широким признанием читателей), так и чрезвычайно важной темой, рассмотренной в этой книге, биографию автора, введение к книге митрополита Волоколамского Илариона (Алфеева) и краткую библиографию трудов ученого. Недавно, в апреле 2011 г., отмечалась годовщина со дня смерти о. Томаша Шпидлика. Публикацией этих материалов на Интернет-портале "Правкнига.Ру" и изданием «Молитвы» мы хотим внести и свой скромный вклад в увековечивание его светлой памяти. (...)

В апреле 1994 г. по поводу публикации «Русской идеи» г. Труа (Франция) присуждает о. Томашу медаль города в качестве знака почетного гражданства В 1993 г. Общество Византийских Исследований Санкт-Петербурга избирает его своим почетным членом. В 1994–1995 гг. о. Шпидлик назначается первым заведующим кафедрой Восточного богословия, основанной Папским Восточным Институтом. Его вступительная лекция, озаглавленная «Возвращение личности в восточной духовной жизни», была прочитана 14 ноября 1994 г. (...)

Предисловие к книге о. Т. Шпидлика «Молитва согласно преданию Восточной Церкви»

Однажды Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (1944–1970) попросили дать наиболее краткое определение Православия. Он без замешательства ответил: «Православие — это литургия». Каким бы редуцированным ни казалось данное определение, оно действительно позволяет уловить самую суть православного миросозерцания, обнимающего собой веру, жизнь по этой вере и молитву. 

Согласно «Повести временных лет», наши предки избрали Православие своей верой, пораженные неземной красотой православного богослужения. В период атеистического засилья в России, когда любая публичная проповедь веры, любая катехизация были невозможны, для многих наших соотечественников вратами в духовную сокровищницу Православной Церкви снова стала именно литургия. В этот трагический для нашей Церкви период богослужение было, таким образом, единственной возможной формой миссии. (...)

Представляемая вниманию российского читателя книга кардинала Томаша Шпидлика «Молитва согласно преданию Восточной Церкви» является одновременно и свидетельством интереса к православной духовной традиции на Западе, и серьезным научно-богословским исследованием, помогающим лучше узнать историю молитвенной и богослужебной практики Православной Церкви и соприкоснуться с тем неисчерпаемым духовным богатством, которое в ней обретается.

Недавно почивший чешский кардинал Томаш Шпидлик (1919–2010) пользовался заслуженным международным признанием в качестве одного из крупнейших в Римско-Католической Церкви знатоков православной духовности. Принеся монашеские обеты в Велеграде, где покоятся мощи святителя Мефодия, апостола славян, Т. Шпидлик всю свою долгую жизнь посвятил исследованию византийского богословия и традиции христианского Востока. Его хорошо знали и ценили в России, в том числе и благодаря некоторым уже опубликованным на русском языке трудам.(...)





Русская идея. Иное видение человека. (франц), Труа, 1994 (франц.) (переведено на итальянский, чешский, польский, румынский, немецкий и русский языки) (...)

http://russian-idea-in.livejournal.com/145715.html

Комментарий: Судьба и биография кардинал Томаша Шпидлика – самое убедительное свидетельство реальности и огромной всечеловеческой силы русской идеи, ее родовой силы, когда идея, зародившаяся в России, выходит на всемирно-общечеловеческий уровень, предвещая новое человечество – преодолевшее родовой эгоизм и объединившееся ради спасения жизни на Земле. Кардинал Томаш Шпидлик не нашел русскую идею, но даже сквозь призму зрения католической церкви он чувствовал ее существование и очень верно осмысливал многие труднейшие рациональные положения. Суть позиции кардинала Шпидлика в предисловии к его книге очень верно сформулировал митрополит Илларион:

«Кардинал Т. Шпидлик верно замечает, что на Востоке целостный подход в миросозерцании (то, что автор называет «позитивным богословием») одержал верх над «схоластическим» богословием, поскольку восточные святые отцы в своих трудах, посвященных молитве, постоянно указывают на опасность подмены целостного духовного видения «чистых сердцем» рациональными концепциями».

Это поистине духовная болезнь времени: увлеченность рациональными построениями и концепциями, которым особенно больна западная цивилизация, ныне поработившая правительство и интеллигенцию России. И личность кардинала Томаша Шпидлика – самый убедительный ответ о реальности русской идеи, православия и России в мире. А более всего реален русский народ – самый непокорный и самый творческий народ в мире. Мы уже дважды писали о Томаше Шпидлике, см. «Памяти Томаса Шпидлика» (12 мая 2010 г., http://kcherepanov.livejournal.com/39643.html), «Критика №219: Лорета Вашкова ЧТО МЫ НА ЗАПАДЕ ПОДЗАБЫЛИ? (Памяти Томаша Шпидлика)» (4 мая 2011 г., http://kcherepanov.livejournal.com/79645.html), и каждая публикация дает новую и новую ценную информацию о духовном наследии католического кардинала, чистым сердцем узревшего русскую идею и грядущую судьбу России.

Адрес статьи http://pravkniga.ru/recomendations.html?id=1566 Дата публикации: 25 мая 2011 года

LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>
Модели осмысления русской истории



История - дисциплина, отражающая мировоззренческие установки общества. В зависимости от этих установок варьируются не только нюансы оценок или моральные знаки, поставленные перед теми или иными событиями и персонажами, но и методология. Русская история во всех ее версиях также является продуктом мировоззрения. Поскольку Россия всегда выдвигала довольно амбициозные исторические проекты с отчетливо выраженным <универсализмом> и <мессианством>, то ее соседи, и тем более соседи с Запада, обладающие своими собственными, весьма отличными от русских, <универсализмом> и <мессианством>, выработали довольно критическую <концепцию русской истории>.

Когда мы имеем дело с описанием и исследованием русской истории, предпринятыми западными авторами, мы должны постоянно иметь в виду, что прямо или косвенно, сознательно или по инерции воспроизводя глубинные культурные клише, они на парадигмальном уровне движимы подспудным стремлением либо <разоблачить> претензию на <универсальность>, отличную от их собственной, либо <доказать ее несостоятельность>, либо подчеркнуть те издержки, которые она несет в себе, либо высмеять ее. Западный человек, хочет он того или нет, всегда бдительно стоит на страже своего цивилизационного кода, а следовательно, все предлагаемые им версии русской истории скрывают под собой невысказанную, но вполне ощутимую <геополитическую цель>. С IX века применительно к православной Византии до XXI века применительно к <демократической> России мы видим со стороны Запада приблизительно одно и то же устойчиво негативное отношение, которое оформляется в зависимости от мировоззренческих клише, свойственных каждой эпохе. (...)

Ч. 1 17 Янв, 2012 at 9:18 PM http://russian-idea-in.livejournal.com/144607.html
Ч. 2 17 Янв, 2012 at 9:27 PM http://russian-idea-in.livejournal.com/144792.html


Комментарий: Как мы и обещали, публикуем статью Дугина о национальной идее. К сожалению, нам не удалось найти статью именно философскую, ибо данная представляет собой историческое обозрение. Но впрочем, учитывая, что Дугин стоит якобы на евразийских позициях (пишу «якобы», ибо в предыдущем разборе, по статье Гейдара Джемаля, мы установили, что у Дугина, как у идеолога, нет своей философской позиции), то можно было и не трудиться. Вот что я написал на своем сайте в разделе «Философия» в ответе на 9-й вопрос: «Не является ли евразийство русской идеей?»:

«Когда я говорил, что религиозная и патриотическая интеллигенция слаба в философии, которая носит западный (логический) характер я отчасти имел ввиду и евразийство. Евразийство как течение лежит в сфере конкретной мысли и является идеологическим ответом на западную абстракцию. Это старый русский метод обороны: вместе с Западом против Востока, но вместе с Востоком против Запада - последнее и есть евразийство.
Евразийцы пытались противопоставить абстракции конкретику, а временному началу Запада - пространство Востока. Но евразийцы, даже осуществляя синтез восточного и западного начал в России все же не поднимаются до осознания России как третьего и самостоятельного духовного материка, приходя к формулированию третьей родовой формы и открытию русской идеи как метода философии и логики. Их недостаток в том, что по сути дела их метод - это метод идеологической и пассивной обороны, ибо невозможно противопоставить идее мысль, абстракции конкретику, субъекту объект, а отрицанию утверждение. Таким образом евразийство не только не приподнимается на качественный уровень осмысления России, но и бессильно противостоять Западу в его идеологической экспансии. Кроме того, можно сослаться и на недавний опыт СССР, где как раз имело место противопоставление русской конкретики и западной абстракции, что привело к истреблению природы и народа и главное разрушило сам Советский Союз, который в свете употребленных нами примеров, выглядел "колоссом на глиняных ногах". Справедливость сказанного подтверждает и то обстоятельство, что, будучи старым и подробно разработанным идеологическим учением, евразийство сегодня выглядит просто историческим анахронизмом: оно не дает понимания происходящих процессов, не выявляет места России в мире, а главное, не может противостоять экспансии идеологического либерализма под видом прогрессивного демократического течения: продолжается вымирание русского народа и хищническое истребление природных богатств России» (См. http://www.kcherepanov.narod.ru/philosophy.htm).


Любой автор обращающийся к теме национальной русской идеи обязан четко понимать различие между понятиями «национальная идея» и «русская идея». Смешивание этих двух понятий означает, что автор просто не владеет тематикой и его работу можно не читать. Название работы Дугина «Эволюция национальной идеи Руси (России)» показывает, что он не понимает отличия «абстрактной» (национальной) идеи от синтетической («русской») и даже не подозревает о первой стадии национальной идеи – конкретной («этнической»).

Бросается в глаза и то обстоятельство, что, делая заявку на обозрение – эволюцию национальной идеи Дугин не владеет философским методом систематизации. То есть эволюция (связь идей) не прослежена, а вместо нее проведена элементарная классификация:


«...сегодня как никогда важно навести в этом вопросе порядок, выяснить основные параметры русской идентичности, развитие формулы Национальной Идеи на разных этапах истории.
Среди наиболее внушительных парадигм в русской исторической мысли можно выделить следующие:

- национал-консервативная школа (С.С.Уваров, К.П.Победоносцев, Д.И.Иловайский и т.д.);
- революционно-демократическая школа, позже развившаяся в марксистско-советскую (от А.И.Герцена, Н.Г.Чернышевского, П.Л.Лаврова, Г.В.Плеханова, М.Н.Покровского и т.д. до советских историков-марксистов);
- либерально-этатистская западническая школа (от Н.М.Карамзина, С.М.Соловьева, В.О.Ключевского до Б.Н.Чичерина, К.Д.Кавелина, П.Н.Милюкова и П.Б.Струве);
- славянофильско-евразийская школа (А.С.Хомяков, И.В.Киреевский, братья А.С. и К.С.Аксаковы, К.Н.Леонтьев, Н.Я.Данилевский, кн.Н.С.Трубецкой, А.В.Флоровский, Г.В.Вернадский, П.Н.Савицкий, Н.В.Устрялов).

Эти школы, являвшиеся доминирующими на определенных этапах, описывали и расценивали эволюцию Национальной Идеи совершенно по-разному. По разному определяли они и идентичность России как главного объекта исторического исследования. В одном случае субъектом истории выступало преимущественно Государство (национал-консервативная и либерально-этатистская школа), в другом - народ (революционно-демократическая школа), в третьем - классы (марксистская школа), в четвертом - хозяйство (либеральная и социалистическая школа), в пятом - геополитическая общность, цивилизация (славянофилы, евразийцы)».


Дугин прекрасно понимает, что данная классификация по вторичным признакам и без выявления главной обобщающей идеи только запутывает тему и потому оговаривает:

«Не случайно в современной России, когда возникла потребность в Национальной Идее, любые попытки ее формулировать давали хаотичные и несостоятельные результаты. Предварительной и кропотливой работой по выяснению сложного переплетения парадигм заниматься никто не захотел. А если добавить к этому окончательно путающий карты остроумный <исторический нигилизм> творцов <новой хронологии> и нарождающуюся диктатуру <либерального западничества> в сфере истории, то даже приближение к выяснению сущности Национальной Идеи становится более чем проблематичным».

Любопытно что в тексте статьи Дугин как раз берет на себя задачу выявления обобщающей связи в свете евразийской идеи (sic!):

«Но сложность задачи не должна нас останавливать. Не имея здесь возможности должным образом останавливаться на описании основных парадигм, продемонстрируем лишь в самых общих чертах то, как видит Национальную Идею и ее эволюцию парадигма славянофильско-евразийская, наиболее близкая автору этих строк. Вместе с тем, представляется весьма желательным, чтобы историки с иными мировоззренческими наклонностями проделали бы нечто аналогичное в области остальных парадигм».

Предполагается, что, сделав заявку на рассмотрение истории в свете евразийской парадигмы, Дугин рассмотрит нахождение России между двумя мощными полюсами: Востоком и Западом, как это делает русская идея. Но в том и слабость евразийства, что это не философская концепция, а скорее геополитическая, добавим к этому личную слабость Дугина как философа. Вместо применения обобщающего признака к различным стадиям истории и формам государственного устройства, то есть систематизации, вновь используется классификация (употребление вторичных признаков вместо главного, обобщающего), как это, например, было сделано по отношению к Киевской Руси:

«После крещения Киевская Русь представляет собой геополитически слабо централизованное восточноевропейское государство, с православно-византийской идеологией и сильным евразийским элементом».

Выделим классификационные элементы:

- геополитически (- слабо централизованное), (восточноевропейское государство);
- с православно-византийской идеологией;
- сильным евразийским элементом.


Шесть классификационных определений со степенями «сильно», «слабо» свидетельствуют либо о небрежности научной работы, либо об отсутствии концепции. А вот что Дугин пишет о Московском царстве, вновь вовсю используя классификацию:

«Новый московский порядок имеет отныне следующие черты:
- осознание Руси как единственной наследницы  полноценного византизма (что предполагает сочетание Православия и Царства, Царя-Катехона);
- самостоятельность и независимость мощной политической державы, занимающей обширные земли на северо-востоке континента;
- геополитическое наследие Чингисхана, задача <собирания> пространств Евразии;
- осознание Москвы как духовно-культурной, геополитической и, конкретно, православно-мессианской антитезы католической (и протестантской) Европе».


Но особенно выразителен нижеследующий анализ, показывающий полное отсутствие обобщающей идеи:

«Синтез Московского царства выстаивает даже перед таким испытанием, как Смутное время: эпоха Лжедмитриев, нашествие польско-литовских и шведских войск (т. е. европейского полюса). Окончательная катастрофа настает лишь в середине XVII века вместе с книжной справой, реформами Никона и церковным расколом.
В этом сложном периоде для нас важно то, что здесь происходит расслоение Национальной Идеи, самого образа Руси на несколько составляющих. Расколу подвержена не только Церковь, но и многие другие аспекты древнерусского бытия и самосознания».


Так синтез, или раскол (расслоение)? За здравие или за упокой? Русская идея, выделяющая в Востоке территориальное начало (власть), а в Западе – производственное начало (закон), то есть центростремительное (общность) и центробежное (индивидность) отвечает на этот вопрос однозначно: Московская Русь – это объединение, а Европейская Россия – развитие и усиление центробежных тенденций. Но у Дугина нет четкого критерия, что отчетливо видно в определении советского периода:

«Советский период следует понимать как исторический  реванш народной, массовой составляющей романовской эпохи над аристократией. В некотором смысле можно сказать, что это была победа московского начала над санкт-петербургским, <евразийского> над <атлантистским>».

Русская идея, разработанная как метод философии видит в советском периоде попытку синтеза материализма Московской Руси с идеализмом Европейской России, под ведущей тенденцией с Запада (марксизм). Но Дугин вновь произволен в своих выводах и оценках, забыв про «евразийскую парадигму», вот что он пишет о причинах распада СССР:

«Крах советского цикла был связан с размыванием четких контуров образа Советской Руси. Абсолютизация марксистской вербалистики, догматизация официальной доктрины партии поставили непреодолимые преграды для органичного и <прозрачного> взаимодействия между глубинными народными энергиями, изначально оживлявшими советизм, создавшими его, и уровнем исторической рефлексии коммунистической элиты».

Не знаю как кому, а мне достаточно, чтобы больше никогда не проявлять интереса к дугинским работам. Подытожу только личную трагедию Александра Гельевича, которую высветила зарисовка Гейдара Джемаля. Дугин казался мне русским мыслителем и эмоционально он близок России и народу: стоит только послушать его страстные и убежденные речи. Но изучение зарубежных мыслителей и методик, предпринятое в раннем возрасте, просто испортили интеллект: эмоция стала вливаться в чуждые ей формы. Трагедия Дугина – это трагедия московской и петербургской интеллигенции, испытавшей комплекс неполноценности перед Запад и не ценящей своего народного первородства: они потратили и тратят поныне массу времени и личных усилий по освоению западных методик и технологий, после чего выясняется, что они оказываются рабами этих способов работы, ибо они отвыкли полагаться на самих себя, доверять себе своему русскому языку и своей общности с Россией и ее народом. В России иная реальность, нежели на Западе и тем более нежели на Востоке. И люди, интеллектуально преклонившиеся перед Западом, как Дугин, оказались в итоге социально чужды России, которую они отвыкли чувствовать и понимать. И русская эмоциональность Дугина оказалась в разладе с его, по западному сформированному интеллекту. Русский народ оказался несовместим с постсоветской интеллигенцией, которая в родной стране оказалась иностранцами или «немцами», то есть «немыми». Они многое хотят сказать и сделать, но не могут. И имя Александра Гельевича Дугина в этом списке «русских иностранцев» («А Бабу Ягу вырастим в своем коллективе» - вот и вырастили!) одно из первых.

Адрес статьи http://www.strana-oz.ru/?numid=4&article=210
LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>
Фигура Александра Гельевича Дугина настолько часто появляется в фокусе зрения современной прессы, что невольно привлекает внимание: кто сей брадатый мыслитель? Глубокий философ или же неглубокий идеолог, политик, претендующий на роль интеллектуального лидера общества?.. С одной стороны Дугин говорит много, умно и убедительно, а с другой, где работы этого мыслителя, открывающие истину для непосвященных и зрящих в самый корень эпохи?.. Что-то не отмечен Александр Гельевич в ряду титанов общества, какими были Солженицын, Лихачев, Сахаров, визуально Дугин даже мельче как общественная фигура такого баламутного златоуста как Жириновский. Вышедшая в газете «Завтра» небольшая заметка Гейдара Джемаля, написанная «за» Дугина, неожиданно пролила свет на многие обстоятельства в интеллектуальной биографии Дугина, которые решительно сыграли «против» него. В свое время исследованию феномена Дугина посвятил свой критический разбор философ Аркадий Малер, который последовательно сделал вывод, что Дугин: не философ, не православный, не консерватор. Мы публикуем в этом критическом разборе панегирик Гейдара Джемаля, оставляя его на совести автора и редакции газеты «Завтра», а также две заметки Дугина о русской философии «О бобрах и русской философии» (2009) и «Новая программа философии» (2003). Особенно выразителен случай со второй публикацией, которая состоялась в «Литературной газете», где Дугин открыл авторскую рубрику о философии под названием «Ацефал». Как поясняет сам Дугин, это латинский термин и название журнала известного французского философа Жоржа Батая: «Безголовый», смысл которого в том, сердце как орган более созерцательно, чем голова, рассудок которой производит лишь примитивные формы мысли. Редакции «ЛГ» потребовалось всего несколько публикаций, чтобы понять, что красотами стиля Дугин искусно замаскировал полное отсутствие мысли, после чего авторская рубрика была закрыта. Ацефал на Буцефале не просто игра слов: имя Дугина Александр такое же как у Александра Македонского. И вот когда Александр Ацефал (Безголовый) садится на лошадь Александра Македонского – Буцефал (в данном случае историческая традиция философии), происходит полное несовпадение всадника и коня. Всадник не может управлять, а конь не может выполнять команды всадника, ибо у последнего нет своей головы. То есть Ацефал на Буцефале – это «Всадник без головы»: загадочный и мистический русский философ Александр Дугин оказывается всего лишь видимостью, на которую купился даже такой проницательный автор как Гейдар Джемаль.
Оставляем за собой право на критический разбор статьи Дугина о русской идее, если таковая найдется.

Гейдар Джемаль СЛОВО О ДУГИНЕ

В своё время в советском кинематографическом пространстве нашумел знаменитый послевоенный фильм «Судьба солдата в Америке». Он поднял очень острые экзистенциальные проблемы, связанные с героической, динамической личностью, заброшенной в мир, который равнодушен к такому типу, в мир, который является по своей сути дряблым, пацифистским, совершенно враждебным всему подлинному и героическому.

Так вот, судьба, жизнь Александра Дугина могла бы лечь в основу фильма «Судьба интеллектуала в России». Тем более, что истинный интеллектуал в России как раз и есть реально солдат, настоящий солдат Духа, который ведёт постоянную борьбу на пространстве столкновения деятельности Духа с враждебностью материи, которая его окружает. Дугин — такой подлинный интеллектуал. (...)

Ч. 1 13 Янв, 2012 at 3:50 PM http://russian-idea-in.livejournal.com/143845.html
Ч. 2 13 Янв, 2012 at 3:56 PM http://russian-idea-in.livejournal.com/143902.html


Комментарий: Если принять все характеристики Гейдара Джемаля всерьез, как минимум реальные, то Дугин предстает перед нами в полном соответствии с определениями Остапа Бендера как «гигант мысли», «отец русской демократии», «особа приближенная к императору» (то бишь к вершинам власти). Вот определения Гейдара Джемаля:

- Его культурный инструментарий не идёт ни в какое сравнение со стандартными возможностями обычных академических работников;
- Письменное научное наследие Дугина уникально и представляет собой беспрецедентный феномен в современной России. И не только в современной — я бы сказал, что даже в обозримом прошлом русского академизма ничего подобного не было и не встречалось. Этот труд по своему масштабу эквивалентен продукту целого научного института, который работал в течение эпохи. Потому что в фокусе дугинского видения, через его душу, через его мозг пропущен результат анализа всех тенденций современной академической мировой мысли — научной, философской, социологической. Объём этой работы таков, что его ещё только предстоит изучать, и, возможно, только поколениям, которые придут, предстоит по-настоящему оценить масштаб этого продукта;
- Грандиозность работы тем более поражает, что, в принципе Дугин стоит посреди интеллектуальной пустыни: он один! И вокруг него только обломки постсоветского академизма, которые стремительно выродились в некий «бобок». То есть в пространстве, которое числится академическим и профессорским, Дугину говорить совершено не с кем, и понять, что он делает, — тоже некому. (...) Посреди всего этого выжженного и состоящего из обрубков, пней, вырубленного леса постсоветской интеллектуалистики стоит Александр Дугин со своим колоссальным научным аппаратом;


Во как! Знай наших! В данном случае «наши» - это так называемые ура-патриоты, сплотившиеся вокруг газеты «Завтра». Ироническое определение «ура-патриоты» исчерпывающе определяет жанр в котором работают работники газеты и Гейдар Джемаль, в частности: восхваление своих, дабы чужие боялись. Как в самом коротком стихотворении поэта Николая Глазкова:

«Мы – умы,
А вы – увы!»


Чем же в итоге восхищается Джемаль?.. Тем, что еще в молодые годы Дугин имел доступ к спецхрану и к книгам из-за рубежа, тем, что еще в молодые годы Дугин овладел «методологией и глубоким пониманием традиционалистской школы», тем, что Дугин «изучил ещё и тренды современной академической западной мысли, освоил колоссальное научное пространство, лежащее в так называемой профанической плоскости — социологов, экономистов, философов, которые он рассматривал через методологическую призму того, что называется perennial philosophy, то есть «вечной философии», высшего знания. То есть в конечном счете Гейдар Джемаль восхищается так называемой техникой научного труда, выработанной совсем в других условиях и совсем для других интеллектуальных задач, неприменимой для русских условий. Отметим также, что западное знание и методика выработаны для абстрактного ума: субъективного, технологичного, но не объективного. Труд молодого Дугина по освоению западной методологии оказался на виду, когда Россия попала в интеллектуальное рабство Западу, отказавшись от советского первородства и советской науки. Отсюда специфика интеллектуализма Дугина и его основная слабость как философа: он пытается применить западную методологию к России и постоянно натыкается на несоответствие объекта и метода. Только в одном месте обрисовки Дугина как мыслителя, я соглашусь с Гейдаром Джемалем:

«А что касается Дугина, то он в мире чистой эрудиции напоминает мне фигуру Адама Кадмона, который стоит, подняв одну руку вверх, а другую опустив вниз. Одна рука в дугинском случае поднята к философскому небу, а другая опущена к политологической, социологической земле. Он пропускает через себя энергетические токи интеллектуализма, на одном полюсе которого — чисто метафизическое умозрение, а на другом — конкретная практическая мысль».

Но это справедливо только в отношении фигуры. Дугин пытается сказать свою мысль о России, но – об этом Джемаль умолчал или не понял – никак не может разрешиться более или менее глубокой философской мыслью. Дугин элементарно бесплоден и вынужден эту бесплодность скрывать за эмоциональностью изложения, велеречивостью образов и ясностью своего мышления, которое дает читателю или слушателю Дугина следить за его мыслью. Другое дело, что не всякий понимает, что эта мысль арифметически проста и ему по сути дела не сообщили ничего нового. Мы привели здесь для примера две заметки Дугина о философии: «О бобрах и русской философии» (2009) и «Новая программа философии» (2003). Мысли ставшие основой каждой из заметок предельно просты: человек отличается от животных, тех же бобров, тем что строит сознательно, а новая программа философии заключена в том, чтобы идти вперед, когда пути вперед нет и не может быть. Многозначительное ля-ля, исполняемое Дугиным, на протяжении обеих заметок, страстное и убедительное, мешает читателю или слушателю заметить, что его элементарно дурачат. Парадоксально, но факт: ясность дугинского изложения мешает заметить банальность изложения. Дугин выступает часто, говорит и пишет много, и он действительно пытается быть философом, мыслить о России, но не может. У него нет, никогда не было, и не будет своих идей. И тогда Дугин глубину мысли подменяет широтой обозрения, эрудицией, вводя в заблуждение бедного Джемаля, Проханова и прочих ура-патриотов из газеты «Завтра».

Когда Аркадий Малер, последовательно анализируя дугинские работы констатирует: «нет, не философ», «нет, не православный», «нет, не консерватор» он констатирует элементарное отсутствие глубины – абстрактность. Дугин – это классический тип идеолога, создающего мозаику из идей и снова рассыпающий ее, что бы снова создать очередную видимость:

«...вся идеология Дугина построена не на утверждении какой-то одной или более ценностей, а на отрицании, и ради этого отрицания громоздится весь хаос его компиляций» (См. Аркадий Малер. «Не консервативная, не православная, не философия», http://www.russ.ru/pole/Ne-konservativnaya-ne-pravoslavnaya-ne-filosofiya).

Об этом моменте Джемаль проговорился, правда назвав его «легким диссонансом»:

«Я бы сказал, что единственный момент, который, может быть, звучит некоторым диссонансом с этим героическим и световым произведением — а я бы даже назвал дугинский труд «произведением в белом» — чрезмерная привязка к текущей политической реальности и излишние ожидания, которые на протяжении последних двадцати лет Дугин периодически связывал с теми или иными трендами политической жизни нашей страны. Как правило, эти ожидания не оправдывались, о чём сегодня и сам Александр Гельевич знает».

Нет, Дугин – идеолог и политик до мозга костей. Он не изменяет мир, ибо у него нет своих идей, но он прогибается вместе с этим миром пытаясь удержаться на Буцефале и постоянно создавая впечатление таинственного и летящего в тумане всадника на коне. И нам остается поблагодарить Гейдара Джемаля, что набросав картину со всадником на коне, он привел ряд метких деталей, которые обнажили суть этого всадника - имитацию: Ацефал на Буцефале!..

Адрес статьи http://www.zavtra.ru/content/view/slovo-o-dugine/ Газета «Завтра», 11 января 2012 г.

ПРИЛОЖЕНИЕ:
Александр Дугин О БОБРАХ И РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

Я думаю, что совершенно справедливы слова Гегеля, который сказал, что великий народ имеет великих философов. И если мы считаем, что наша страна, наш народ – великий народ, а я в этом не сомневаюсь, то возникает сразу такой вопрос «А где философы? Где философы нашего великого народа? Где большая философия? Где серьезные напряжения и споры в отношении идей, взглядов, концепций, позиций? Где философские течения и направления?». Их нету. Давайте откровенно говорить. Их в нашем обществе нет. Соответственно, отсутствие серьезной, крупной, русской национальной философии, нашей философской школы, российской философской школы это показатель того, что мы не находимся (по крайней мере наша интеллигенция, наше философское сообщество) на уровне деяний нашего народа. Наш народ велик. Он большой, он совершил множество исторических подвигов, у него огромная история.

Наша современная интеллектуальная элита не находится на уровне нашей истории. Она гораздо-гораздо ниже. Она живет во времечке, а не в историческом времени. Она не думает о том куда течет время, что такое время. Она не думает о том, что такое бытие, что такое мышление. Она не думает, что такое народ, что такое человек, что такое цель, что такое путь, что такое мир, что такое Россия. И не ставя эти вопросы серьезно, конечно, интеллигенция подрывает саму возможность существования народа, подрывает наши исторические перспективы. Не будет философии – не будет будущего. Потому что будущее для того, чтобы сбыться, должно быть связанным с вопросом о бытии. Само по себе будущее не наступает. Вопрос о будущем это вопрос онтологический, вопрос философский. (...)

Адрес статьи http://www.russia.ru/video/diskursdugin/

Александр ДУГИН НОВАЯ ПРОГРАММА ФИЛОСОФИИ

АЦЕФАЛ

Ацефал – по-латински “безголовый”. Так назывался социологический журнал известного французского философа Жоржа Батая.
В мистической традиции человек наделяется двумя центрами сознания – один (лунный) в мозгу, другой (солнечный) в сердце. Деятельность мозга производит рассудочные выводы и заключения. Деятельность сердца обращена к непознаваемым и невнятным для рассудка тайнам прямого созерцания.
Один из персонажей “Божественной комедии” Данте – менестрель и куртуазный рыцарь Бертран де Борн – изображен именно так: он несет перед собой свою отрубленную голову, освещая ей путь.
Классическая и даже постклассическая философия исчерпала свои возможности: все разумное, доброе и вечное человек уже написал, придумал, высказал. У нас остался лишь непочатый запас невразумительного парадоксального рева сердечных глубин, которые так долго молчали. Едва ли можно назвать это “разумным”, “добрым” или “вечным” так же, как законы механики. Вся ценность сердечного возгласа в том, что его могло бы и не быть, и послание его нечленораздельно.
Рубрика “АЦЕФАЛ” известного российского философа Александра Дугина будет посвящена именно этой форме пост-рациональных коммуникаций.



Человек и мир. Кажется, что такая постановка вопроса уместна во все времена. Однако все гораздо сложнее. Человек – это не утверждение, это вопросительный знак. Человек? Да разве? А человек ли по существу? На самом деле? Вы так в этом уверены?

В разные времена под “человеком” понимали весьма различные вещи. То ли ступень восхождения животного, то ли порог нисхождения ангела… Человек – это звучит странно… Человек… (...)

Адрес статьи  http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg042003/Polosy/art4_3.htm «Литературная газета», №4 (5909) 29 января 2003 г.




LASTN_WEBSITE=><td></td>

FRIENDS_WEBSITE=><td></td>

CALENDAR_WEBSITE=><td></td>

DAY_WEBSITE=><td></td>

Latest Month

April 2012
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars